i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

За сундучком. 7. Тер-Оганян и Хруцкий

Победа была одержана. Одолел панораму. Рубо, в двенадцатом году, к столетию Бородинского сражения создал огромное полотно, где упор сделал на удивительный солнечный свет сентябрьского утра. А на чем еще держаться живописцу. Бородинское поле – простое пространство в средней полосе России. Близко и привычно русскому глазу. Но – и неинтересно. Севастопольская панорама лучше – море, холмы, корабли, пылающий разрушенный город. Матрос Кошка и гордый Корнилов. В Севастополе полотно чуть меньше, в Москве панорама 115-метровая. Но в столице беден передний, так называемый предметный ряд. Кирасы, ядра, труп лошади и останки дотлевающей деревни Семеновское. Рубо (француз) родился в Одессе. Там же его учили рисовать, но потом – Мюнхен (Академия художеств). Видно, в Мюнхене голодно было (сосиски и пиво). Снова – Россия (как у Генриха Шлимана). Первая панорама – штурм аула Ахыз (или Архыз – не помню). Любил Кавказ. Годами с него не вылезал, все зарисовки делал. И – прорыв, европейская известность с Эльбрусом. Потом – Севастополь. И уж потом – Бородино.

С утра по «Евроньюс» показывали хитрющего китайца. Самый дорогой и модный на Западе узкоглазый живописец (тут же цена – за последнюю работу заплатили 4 млн. долларов). Понимаю – хитрюгу раскручивают, как аргумент в военно-политических целях против Китая. На полотнах – толстенькие, кругленькие китайцы. На одно лицо. В ряд – или идут, или падают, или показывают всем желтые задницы. Ржут поголовно, раззявив огромные рты. Острые зубы. Лицо провокатора-мазилы старое, собирается в крупные морщины – это смех «творца». «Это современное китайское общество», -  глаголет солдат пятой колонны. Противно. Отдохнул на панораме от китайской ржущей мерзости. Но – не все просто. Рубо сначала сделал полотно, где русские воины отбивают атаки на Багратионовы флеши. Царю не понравилось (купил один из великих князей). Вторая попытка. Семеновский ручей, деревня, Семеновский овраг. Наполеон бросает в бой кирасир из Вестфалии, Саксонии, улан из Польши, прячет в леске итальяшек. Гвардию не трогает. Сидит на белом коне посреди верных кавалеристов. Кутузов у Семеновского командиром назначает Дохтурова. И пускает в бой русских кирасир из резерва. Столкнулись. Рубятся. Мой дорогой светловолосый кирасир, с изрубленной головой, бьется с тремя саксонцами. Он погибнет, но гордо вздымает в последнем взмахе саблю. В общем, как обычно. Не Наполеон, а вся озверелая Европа (с полячишками, конечно же) навалилась не на Русь. На великую Азию. У нас армия в 12-м году – не только русские. Что, плохо рубили полячишек – итальяшек – французов калмыки? Плохо действовали отряды стрелков-якутов? А казаки? Великая картина Рубо -  живой мост. Война с персами. Кавказ. Яма – а орудия и лошадей нужно перетащить. Не по приказу, добровольно, штабелем ложатся русские воины (в нижних рядах точно будут раздавлены) в глубоченную яму – и по ним колеса, кони, пушки. Страшные глаза умирающего в яме пехотинца. В них – боль, ярость. Смотрят не на тебя, а в тебя. Работа уровня «Утра стрелецкой казни».

Третьяковка. ЦДХ. Выставка «Натюрморт и метаморфозы». Голландские картины-обманки. Много Хруцкого. Собрали всех и отовсюду – Третьяковка, Русский, Эрмитаж, Пушкинский, областные музеи, частные коллекции. Заглавная работа – Пивоваров «Выпивка и закуска» - в стакане водка и драгоценно серебрится килечка на черном хлебушке. Великолепные рисунки цветов Худякова, Чумакова, Васильева, Орловского. Приятно увидеть Федора Толстого, его бессмертную птичку с карандашиком. Снимать не разрешали. Таился. Крутился. И все же умудрился снять и карандашик, и птичку.

Упорно в Третьяковке двигают различную нечисть. Мейтув «Кабинет любителя природы». Макаревич (не тот, что с гитарой) – бесконечные Буратино. Даже череп с длинным носом (то ли, как всегда, кого-то оставила с носом смерть, то ли кто-то умудрился обмануть саму старуху с косой). Звездочетов – приколотил в 74-м банки к деревянной доске. Шедевр. Хулиганистый Тер-Оганян. Рубил иконы. Православные выслеживали. А он – вот он! В залах Третьяковки. «Казанова. История моей жизни». И еще надругательство над Плутархом «Избранные жизнеописания». На книгу с работами историка приклеена грубая, сельская морда пожилого мужика. Зачем это? Для чего? Был свидетелем преступления – интеллектуальная тетка в очках собрала возле Мейтува детишек. Что-то увлеченно рассказывала об этом вопиющем безобразии. Вмешался. Сказал: «Вам, взрослому человеку, не стыдно нести перед детьми чушь?» Дети разбежались. Старая дылда еще пыталась гневно спорить со мной. Махнул рукой. Пришел на Тверскую, в театр Ермоловой. Там теперь Меньшиков (уже успел сунуть в репертуар свой нелепый духовой оркестр). Смотрел Уильямса. «Весенняя гроза». Главная героиня играет истерично, кривляется. Театр в кризисе. Поможет ли ему Меньшиков – неясно. Но даже в таком состоянии (и тут уж ничего не поделаешь!) уровень игры выше, чем у нас, в Чебоксарах, в Русском драматическом.

Tags: За сундучком
Subscribe

  • ВИДЕОНОВОСТИ

    Предлагаю вашему вниманию очередной еженедельный выпуск моих видеокомментариев:

  • ВИДЕОНОВОСТИ

    Как обычно по вторникам записал свои видеокомментарии На этот раз предлагаю новости относительно ГУП "БОС", законопроекта для дачников и…

  • Предлагаю прочитать

    На сайте регионального отделения партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ опубликована статья моего хорошего друга Альберта Васильевича Имендаева. Советую…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments