i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Сундучок зеваки. 35. Веселый путь порока

Островский был тот самый писатель, с которым Лев Толстой был на «ты». В чебоксарской русской драме с Островским также на «ты». То ли из-за времени (давно жил Островский), то ли из-за бедности. Толстой и Островский были люди не бедные, русские, оба бросили университет, но доучивались (страсть к литературе). Островский из родного Замоскворечья вынес: в девять вечера все купчишки дрыхнут, моду презирают. В Чебоксарах (в 2012) на сцене щеголяют мужики в костюмах из золотой ткани и в шарфиках из французских комедий. Не говорю об артистках. Будто современный кабак. Сам видел в «Последней жертве». Эта самая «жертва» будто в печенках у современного русского театра. За последние годы четырежды видел ее - в Москве (дважды), в Питере, на Васильевском, и вот – в Чебоксарах. «Грозу» - не играют. В «Грозе» слишком очевидно про современную Россию. Откатились на двести лет назад. Та же дикость, та же тупость – только есть сотовые телефоны, чтобы слушать чушь, и Интернет, чтобы чушь транслировать мог каждый урод. А так, все - то же самое. За мордашкой Малахова, маской Урганта, ликом Мамонтова, образиной Познера, стершейся физиономией Пугачихи – изображение одно – богатой вдовы Кабановой. Россия нынче и есть та коллективная Кабаниха, которую изобразил русский гений театра.

Почему на Западе боготворят Чехова, и никто и не думает ставить Островского? У Островского Россия особая – та, что западному человеку непонятна, и оттого за это презирают. Западному человеку Чехова препарировать легче такими инструментами (амбивалентность), которые привычны западным вивисекторам. На Островского у немецко-французских коновалов инструментов нет. Но я, как русский, с гораздо большим интересом смотрю даже «Последнюю жертву», чем «Чайку». Островский интереснее и выше Чехова.

У Чехова можно расхаживать в пиджаках. У Островского – нельзя. Для декораций и костюмов огромная подготовка нужна. А у нас театральная бедность. Оттого в Чебоксарах с Островским – «на ты». Дерзость Гаврошей (как дети). На взрослость (то есть на «Грозу») – не тянут. Сам молодой Островский был франт (необычайно пестрые брюки). Это потом пришла простота из-за крайней стесненности материальных условий (со службы выгнали за пьесу «Свои люди – сочтемся!»).

Позже Ленин написал – революция в России, как в самом слабом империалистическом звене, не самое слабое, а самое «другое». Все, что было общим, проходило в России концентрированно, очень быстро. Островский выразил быстроту протекания денежных, материальных процессов, приведших к революции, с удивительной четкостью и простотой. Не любят за это на Западе, стараются затушевать в современной России.

Парадокс: драматург издевается над сказочно богатеющим классом буржуазии, а царь ставит его начальником репертуара московских театров. В Европе колупаются с этой буржуазией до сих пор, а Островский о ней уже все сказал 150 лет назад. Неинтересна эта денежная дрожь после Александра Николаевича. Славянофил, но временный. С такими типами, как Прибытков, долго ли останешься славянофилом! Были ли, например, в Англии люди, подобные Салай Салатановичам.  Добрый, ласковый, но денежный долг - и нож к горлу. Крах дворянства (дворянства терпеть не мог). Чехов знал дворянство плохо, но все копался над его остывающим трупом. Островский на дворян не отвлекался.  С него – новая эра русского театра – дикое купечество – порожденная им черствая буржуазия – верный диагноз частнособственнического балагана. Народный Петрушка с улицы – новые слова – новые образы. Пьесы перед актерами читал сам. Москва – потом уже Питер. Артистический кружок. Общество русских драматических писателей и композиторов. Присяжный заседатель в Московском окружном суде. Говорил – я как русский готов пожертвовать для Отечества всем. Человеческие отношения выписывал по существу. Ленин, МХАТ, Станиславский. «На всякого мудреца довольно простоты» - всякая реформа вредна уже по самой своей сущности. 1) Отмена старого. 2) Постановка нового. И то, и другое вредно одинаково. Ильич хохотал безудержно.

В Чебоксарах разошлись ко второму отделению. Запомнились: Глафира Фирсовна (Родик). Ирина Лавровна (Лосева – сильно повзрослела) и Лезов    (Салай Салтанович). У Шаповалова (Дульчина) «веселый путь порока» получился не очень. А ведь должен был.

Tags: Сундучок зеваки
Subscribe

  • Неделя

    Его скрутило в понедельник, Мозги во вторник повело Туда, где лодочник-бездельник Сушил тяжелое весло. Шумели мрачно воды Стикса, Харон ленивый ждал…

  • Горнист

    Он преступник, он право имеет На суровый вердикт и на срок. Если казни лишат, он потеет, Столбенеет, как чуткий сурок. Преступление – это деянье…

  • Зыбкость

    Язык приводит нас к тому, Что нет высоких идеалов И истин нет, а потому Наш путь скривлен, мы видим мало. Мир – лишь фантазий коробок, Да и коробка…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments