i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Питер. 2 - 7 мая 2017. 85

Революция не только своих зачинателей пожирает. Чужих тоже. Одни видят разруху, другие - новое и странное. Всполохи дикой энергии. Красный конник в исполнении Шакурова в Михалковском фильме «Свой среди чужих, чужой среди своих». Русские революции начала двадцатого столетия пылали нездоровым огнем. Горела Русь дворянская, напитанная «бензином» французской вольности для немногих. Пушкин-то, Пушкин, но с товарищем Пущиным - крепостники. Кто дровишки подкидывал, огоньку подносил? Дворяне Ульянов и Плеханов. Страшный цирк. Фейерверк чудовищной температуры. Розанов чувствовал, Чехов, а уж Андрей Бугаев (Белый) крутился непосредственно в зловещем балагане. Бетонная плита. Несмотря на «хлопушки», грохотавшие на весь мир, плиту расколоть не удалось. Из православия царь Петр вылепил обюрокраченную махину, да народец попрятался в скитах, по лесам. Новую веру принять отказался. Ты - трехпалубный красавец «Ингерманланд» с усатыми гвардейцами, мы тебе - огненную боярыню Морозову да крещение огнем. Трещина наметилась несколько столетий назад. А развернулась в виде жуткой крестьянской войны. Академия пестовала художников «правильных», «округлых». «Вымачивала» наиболее талантливых в итальянских (Иванов, Щедрин, Брюллов), немецких (Шишкин).
Разверзлась бездна. Ленинский зиккурат от мастера, строившего в новгородско-псковском стиле, Щусева, картины братьев Васнецовых, графика Билибина. В темной воде художественной бессмыслицы «плавали» авангардисты. Особые. Не было настолько больных ребят на Западе. Татлин, Малевич, Гончарова, особо ценимый разрушителями устоев ремесленник Родченко. Безобразный Ларионов, художник-кирпич Кончаловский, малахольный Лабас, Марк Шагал. Болотные видении, налившиеся соком на ядовитых газах, валивших из жерла русского вулкана. Кандинский пытался утянуть в западную сторону причудливое «облачко». Петров-Водкин ринулся вниз, в жерло. В нездоровой атмосфере возникали завиральные идеи - построить за счет веселящего газа новый мир. Хватило ненадолго, лет на десять. Осталось подполье андерграунда. Зверев да Оскар Рабин. Нищета, водяра, ржавая селедка, горбушка ржаного хлеба. Апофеоз кончины кислотных экспериментов - романы «Двенадцать стульев», «Золотой теленок». Смех на кладбище. В кинематографе Дзига Вертов - Григорий Полока. Переработали западные идеи быстро, а дальше неизбежно надвинулась сырая овчина старообрядчества. Обманываться не нужно: Дейнека, Герасимов, Бродский и Корин с Нисским - вот она, родимая, в новом обличье. И пусть Сталин с Ворошиловым в красноармейских шинелях, а мощная основательная древность - вот она! Бродский недалеко ушел от учителя своего, Репина, а Коржев от Ярошенко. Революционная реакция, прорыв в прошлое. Глупцы рассуждают о тоталитаризме, пришедшем на смену свободе. Нет! Просто - иная свобода. Неважно, что она не нравилась некоторым поклонникам Ротко и Уорхолла. «Каменная» настенная живопись Диего Риверы, Пикассо отнюдь не противоречила творениям Гелия Коржева. И тем более, Зураба Церетели, Эрнста Неизвестного. Псевдоконсерватор Илья Глазунов «подмазывался» к Нестерову. Неплохо пожил. В конце восьмидесятых позорно продались Варвара Степанова, Сергей Шутов, Илья Кабанов, мерзейшие Комар и Меламид. Хорошо, что Академия осталась в стороне от гнойного потока.
Работа М.. Несколько пейзажей. Есть изображения угловатых фигур чувашского художника. Остальное - мусор: девочки, садики, яблочки, клоунада, кошечки. Словно Ялта, заполнена уличными живописцами с морями и фрегатами. Академия ушла в «лес» графики, укрылась жесткой холстиной анатомического рисунка. Консервированные припасы на случай очередной войны.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments