i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Сундучок зеваки. 33. Рубака русский

Никон отнимал «новые иконы», выскребывал ликам глаза, таскал по московским улицам. Он иконы не рубил, как деятели искусств в XXI веке. Он их прилюдно разбивал о камни. Был у него друг – Аввакум. Стал – злейший враг. Никона понять не мог.  Иконы о камни бьет, а сам церкви возле Кремля разрешил расписывать на немецкий манер. В комнатке хранил свой портрет. Писал голландец. Аввакум же спелся с Иоанном Нероновым. Говорили: «Вражеские иконы не нужны нам». Евреев били. Полячишек мяли, да и в самой Москве бузили. Некто в Суздале вопил: «Царь Алексей-то – рог антихристов». Аввакум: «Образа пишут – лицо одутловато, башка кудрява, персты надутые, бедра мясистые – чисто плотский умысел». И – покатилось – скиты горят, скоро царство Антихриста, а там – и Апокалипсис.

Нечаев – ярый. К Бакунину в Швейцарию. Денег нужно. Потом почти десять лет в сырой яме Петропавловки. И Аввакум в сырой ямине, в Тобольске. Разница – более двухсот лет, а стойкость революционных  интеллигентов – истова, тверда, бескорыстна. Это на Руси зовется «идейностью». Такую идейность понимает русский народ. Сдох в нищете ради общества – верим. Нет смерти – нет веры.

Вася Чапаев, русский, с Будайки. Папа – крестьянин (7 душ – отхожие промыслы). Мальчишка Вася (всего два класса церковно-приходской школы) плотничал с отцом. Умел бы писать, писал бы не хуже Горького. «По Руси». Другие рассказы писал – не пером, а острой сабелькой. Коротко, но вся Русь Васю чтит и помнит. Русскому человеку короткая Васина повестушка (32 года всего), кровью писаная, запомнилась на века. Русь исходил вдоль и поперек, а как война – так и в Европе побывал. Доброта русских сродни аввакумовой ярости - как мужичок по Европе «путешествовать собирался – так либо с сабелькой, либо с ружьем. И – трупы. Отсюда – нелюбовь. Немчуру бьют, немчура сказки сочиняет про отсталого Ивана. Васе, фельдфебелю, плевать на все это было. Четыре Георгиевских креста, да медалька. Множество раз порублен-пострелян. И – ничего не боялся. Смертный жар в веселой русской ярости брал бледную Европу в последние объятия.

Но убило Васю. Жерло души его опрокинулось с Запада на Восток. Маркса – не знал. Ленина – не читал. Но в Николаевском уезде сказал: «Съезд – это хозяин уезда. Его слово – закон для уезда». Вот вам местное самоуправление. Вот вам корень советской власти. Кто Чапая видел, говорили – красавец. Усы. Папаха. Шашка. Умные говорили – таких героев, как Чапай, рождают войны не простые, а особой сложности. Когда брат на брата. Зюганов пишет – русская общность. Какая общность! Русский бродячий плотник ненавидел смертно казачков, а любил душевно башкир и татар. В Чапаевский пугачевский полк русский брат приезжал воевать на собственных лошадях. Говорили: «Жертвуем жизнь и имущество на защиту нашей дорогой Советской власти. Чапай о Топоркове – раненый ехал в повозке вдоль отряда и в бою умер от ран. Самара, Саратов, Уральск, Гурьев, Лбищенск – казацкие и буржуазные банды. Лютая колчаковская сволочь. Чапай просил для дивизии русские трехлинейки. Надежнее винтовок «гра» и «витерле». В полки добровольцы из чувашских, башкирских, татарских деревень. Настроение населения хорошее. В русских деревнях встречают Красную Армию со звоном колоколов, а Чапай весь изранен (в самые трудные моменты шел впереди цепи). Просит автомобиль. На лошади не может (вышиблена рука и порваны жилы, с одного бока порублен). Не дают. Не дают броневиков (1 вместо 3). Да 3 пулемета. Конь да сабля. 600 человек из полка стоят с палками, оружие добывают в рукопашных схватках и пушки. Потери громадные. По пять атак в день отбивают. Но и казачки теряют силы. Чапай, донесение из-под села Талового: казаков порублено 30 человек. И, чуть ниже: казаков порублено 200 человек. Но и командир Пензенского полка заколот пикой. Чапай: кровожадная Англия. Знал, откуда у Колчака оружие. Академия. Через месяц сбежал на фронт. Восточный фронт. 4-я армия. Родная 25-я дивизия. М.В. Фрунзе. Что бы делала революция без Васи! Взял Уфу. А под Лбищенском подло напали. Сысойкин говорит – на берегу Урала трупов валялось много, товарища Чапаева не было. Он был убит на середине Урала и утонул. Жадно смотрели на Западе «Броненосец Потемкин» и фильм (великий!) братьев Васильевых с Б. Бабочкиным. Спасибо Баландину за памятник. В хитрой Москве нет памятников ни Чапаю, ни Котовскому. Москва знает, чье мясо съела. Будайка - мебельная лавка. Василий Иванович! Одиноко и страшно вскидываешь ты саблю над серыми Чебоксарами. У ног коня твоего копошатся людишки.


Tags: Сундучок зеваки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments