i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 35)

На этом месте, дорогой друг, размышления мои прервались. Нужно было возвращаться в вагон. У меня просто устали ноги. А там ждал биолог-экспериментатор. Я не мог не договорить с ним на тему, чего же в нас больше – человеческого или животного.



Нахлынуло раздражение. Но, поскольку я никак не соответствую в реальности тому, о чем размышляю и что о себе думаю, раздражение подавил.

В вагоне наткнулся на трапезу. Наши соседи разложили на столе помидоры, хлеб, копченую курочку. Характерный запах жареной курятины наполнял полвагона. Даже весь вагон. В других отсеках тоже достали съестные припасы. Путешествие близилось к концу. Пассажиры «подъедали» сухой паек.

По проходам, сомнамбулически покачиваясь, пробирались граждане, неся в вытянутых руках стаканы с чаем, разбавленную кипятком лапшу. Старались не расплескать. Глаза были сосредоточены на стаканах. Выражение – будто бы наблюдают за цифрами, которые вот-вот выпадут на игровом автомате.

Этот запах вновь возбудил мое раздражение. Сев, «с места в карьер» заявил, что моя реакция на схему, изложенную биологом, чисто эмоциональная и не может быть основана, как у него, лишь на разуме.

Биолог, сосредоточенно обгладывавший куриную ножку и не видевший меня несколько часов, не сразу понял, о чем речь. Он отложил курицу, проворно вытер руки салфеткой и, соображая, что бы значили мои слова, предложил мне присоединиться к трапезе.

Я и ответить не успел, как женщина-колобок выдала «в эфир» пару рецептов приготовления курятины, сообщив попутно о принципиальном саботаже их семьей окорочков из Америки.

Стало неловко, но я решил продолжить беседу. Решительность мою взбодрила супруга, которая, вслед за женой биолога, попыталась вкратце рассказать, о чем мы говорили в тамбуре. Неожиданно начала с циника-алкаша, собиравшегося «обуть» родную мамашу.

Выслушивать все это по второму разу в планы мои не входило. Пришлось вернуть собеседника к роли оппонента, прервав поглощение курятины.

Я заявил, что схема развития мира, предложенная моим визави накануне, не может не вызвать во мне эмоциональной реакции.

Если перенести эту рациональную конструкцию на человеческую историю, то получится все знакомое – развитие есть спираль. Полный цикл. Возвращение в изначальную точку. Длина очередного витка все короче. Скорость его прохождения все быстрее. Спираль, как новогодняя гирлянда, намотанная на елку, - чем ближе к вершине, тем витки становятся все меньше. Только «елка» эта гигантская, а где там у нее вершина – неизвестно.

Когда-нибудь все упрется в точку. Противоречие, взвивающее спираль на новые уровни, будет исчерпано. Оно, наконец, обретет абсолютное разрешение. Настанет абсолютный покой. В исторической жизни – абсолютное социальное равенство.

Таковы неизбежные выводы из приложения идеи постоянно разрешаемого диалектического противоречия к процессам, происходящим в обществе.

Что будет в конечной точке – не человеческого ума дело. Ум не способен выдать что-то окончательное. На что способен, так это на теорию относительной истины, которая есть беспрерывный процесс.

Но несовершенство умствований ставит под сомнение и промежуточные объяснения о том, что мировые события развиваются в строгом соответствии с законом единства и борьбы противоположностей. Что значат в таком случае рассуждения о взаимосвязи и разрыве между свободой и необходимостью? Ведь, конечно, красиво рассуждать о свободе как хаосе, если она одолеет необходимость. И о необходимости как о рабстве, если полностью «сгинет»  свобода.

Очень изящно предлагать вопрошающим схему благодатного устройства, обретшем гармонию. И гармоничным оттого, что есть система. Пораженная внутренним противоречием, но постоянно «выздоравливающая» из-за того, что противоречие разрешается. Еще более красиво провозгласить – раскрытие противоречия уже есть одновременно и его преодоление. Можно еще круче: момент наиболее полного раскрытия противоречия во внешнем есть тут же созревшее его разрешение, но в возможности. И, наоборот, момент наиболее полного разрешения противоречия в реальности одновременно есть момент концентрированной противоречивости, но в потенции.

Опешивший от моего напора, биолог возразил, что вовсе не о человеческой истории вел речь. Он говорил о действии механизма мироздания как такового. Ему нет дела до истории. Человек - частный эпизод в развитии бытия.

От оказанного сопротивления мне стало скучно на душе. Тут же улетучились фантазии о «битье головой о стену», его безысходности и мужество продолжать это тупое занятие как единственное достойное оправдание человеческого существования.

Что биться о стену бытия, если устаешь уже от одного, пусть и долгого, диалога? К тому же оппонент был в чем-то прав, заявив, что я рассуждаю не по теме. А как я мог рассуждать «по теме», если познания мои в области естествознания были крайне ограничены?



Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Поезд

    Поле в душной дымке За окном лежит, Словно на картинке, В нем звезда горит. У вагонных окон Бабушки сидят И ленивым оком На звезду глядят. Дети не…

  • Слон

    Тяжел, как слон, глубокий сон, Приканчивает сутки. Он серой шкурою силен До утренней побудки. Но свет не прост, текуч, как гель, Подтапливает тушу,…

  • Гнилушка

    Пропуская хрип сквозь легкие, сквозь алые меха, Ощущаешь смутно вялые, с гнильцою потроха. Так бывает осенью, внезапно, в дождь иль в снег, Мутной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments