i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 34)

Эпоха Просвещения для христианства есть нечто ужасное. Здесь никто не кричит, что Бог умер. «Его» сначала привели в бесчувственное состояние, произвели «лоботомию», превратили в придурка, а потом разбудили, но уже в качестве безобидного подсобного средства раскаления человеческого своеволия (хоть в мыслях, хоть в чувствах – без разницы). И Робеспьеру этот выхолощенный, «подсобный» Бог был крайне необходим. Революционеры задумали сочинить даже новую религию.



Так и пошло. Название прежнее (христианство). Суть – иная. Бог – Франкенштейн. Бог – робот, механическая кукла на кухне оборзевшего европейского цивилизатора. Религия – технология. Тут зародились социология, социальная психология, сексология, дисциплины, отвечающие за эффективную манипуляцию людьми.

Не о Боге как таковом воскликнул Ницше, что он умер. А вот об этом Боге – зомби, приведенном в действие вольтерами и садистами. Екатерина Великая хорошо почувствовала, откуда ноги растут. Эти-то «вольтерьянские» идеи (как потом марксизмы, позитивизмы, фрейдизмы) отнюдь не пропитали тело русской жизни. Неопасные в Европе, они как раз и стали тем взрывчатым веществом, многослойным порохом, окутавшим ядерное вещество русской души. Придет время – и порох рванет. Новиковы, радищевы тут же «пропитались» этими идеями. Готовы были поучаствовать в подрыве. Но птахи были ранние. Совсем неуместные. Если бы радищевские идеи объяли образованное русское общество – не видать бы нам победы над Наполеоном. Екатерина вовремя прервала щебет «ранних птах». И это неизбежно аукнулось. За все нужно платить. Заплачено было нелюбимым сыном Павлом. Ей, в России, Бог в качестве заспиртованного уродца в кунсткамере был не нужен. Не оттого, что правительница больно хороша была. Та же немка. Простору было больше. Мучить можно было живых людей. Сотни тысяч. Миллионы. Не по злобе. По необходимости. Не мучай их, так сами себя умучают.

Правительнице не интересно было заниматься «французскими штучками» - кромсать, препарировать, сшивать, реанимировать «идеальное» тело Бога и человеческой веры. У нее другая была забота – как искромсать живое тело народа-богоносца. И не махонькими, остренькими скальпелями отвлеченных умозаключений, а тяжелыми саблями суворовской конницы, железными топорами палачей. И чтоб Бог был не по-европейски выхолощенный. А грозный пантократор, высший светоч, бросающий с недосягаемых высот лучи света в мрачное подполье пыточной камеры, называемой русской жизнью.

Интереснейший тип Суворов. Палач и герой в одном лице. Не злодей. Энергичный, веселый убийца русских крепостных, вздорных полячишек. Настоящий служитель храма под названием Россия. А как его любили солдаты, может быть, братья тех крепостных, которых их обожаемый полководец выкашивал картечью в оренбургских степях. Как не сечь, как не пороть этот народ? Можно удивляться эффекту Сталина, на которого уповали (чуть ли не молились) те, кого он отослал в Сибирь. Удивляться людям – убежденным сталинистам, близких родственников которых «перемолол» сталинский режим? Это не хорошо и не плохо. Может ли быть доброй или злой атомная реакция русской истории?

Достоевский, говоря устами Карамазова о том, что Бог умер, значит, все позволено, говорил об искусственном Боге века Просвещения. И Ленин настоятельно советовал как можно больше издавать французских богохульников ХVIII столетия из-за того, что характер этого нового французского бога и препарированного христианства хорошо прочувствовал. Творец нового мира, он понимал – заряд европейских порохов уже сработал! Реакция в виде революционного взрыва произошла. Атеизм ХVIII века – «взрывчатка» отработанная, но целебная. Как профилактическое средство против великого русского Бога, лучезарная энергия которого должна была изливаться теперь из новых светильников.

Ленин – Оппенгеймер нашей социальной бомбы - был и первым «утилизатором» той энергии, что выделилась при взрыве. Мощи на весь мир не хватило. Пришлось срочно возводить саркофаг (как в Чернобыле).

Ильич провел первоначальные меры купации последствий. Иосиф Виссарионович завершил, установку ядерного синтеза запустил по-новой.

В «Легенде о великом инквизиторе» Христос на вопросы западного искусителя-интеллектуала не отвечает. Молчит. Мне кажется, что это русский Бог. Западные искусители все никак не могли «врубиться» в его молчание. У нас всегда хватало деятелей, знающих, о чем и почему он молчит. И как силу того, о чем Бог молчит, обрести самим.

Ленин знал. А до него – бердяевы, булгаковы, шестовы. До них – Достоевский (от Гоголя научился). То, что Владимир Ильич не препятствовал в 22-м году «убытию» на Запад всех этих специфических специалистов пароходом, через Ревель, отнюдь не характеризует его как неумного (или тем более жестокого человека). Зачем же на одну Россию столько «знающих» специалистов «русского ядерного дела»? Зачем талантам пропадать? Здесь и одного крупного специалиста (Ульянова) достаточно.

Нет, пусть-ка эти знатоки по «способам извлечения» неведомых в Европе энергий там «поорудуют». Оттуда в Россию Владимира Ильича в опломбированном вагоне прислали. А он им (в благодарность ли? Может, в отместку?) щедро вернул целый пароход. Может, раздосадованный неудавшейся попыткой преподнести человечеству мировую революцию на буденовских пиках, он подложил заряд замедленного действия?

Это вопрос: была бы изобретена настоящая атомная бомба, если бы Ильич не отправил бы в Европу русских специалистов-теоретиков по высочайшим энергиям отвлеченного свойства?

Один Бердяев чего стоит. Инквизитор допытывается у молчащего Иисуса о высокомерии христианства. Как же – спасутся одни праведники? Что же, грешники не воскреснут, не удостоятся блаженства? В земной жизни люди разделены. Так их по сортам делить будут и там, после воскресения?

Чем же виноваты остальные слабые люди, которым сил не хватило вытерпеть то, что сильные смогли сделать? Слабая душа – неужто злая, порочная? Были еретики, учившие об «апокастасисе», не об «апокалипсисе». Спасутся и праведники, и грешники. Бердяев, в конце жизни, эту идею принял. Эффект от Бердяева на Западе (неискушенному зрителю не видно) имеет необратимые последствия. Просветители от Бога истинного увели общество к Богу «подсобному». Христианство превратили в прагматичную технологию. Аристократизм возвели в высшую степень. Превосходство по крови и по имуществу  преобразовали в превосходство по духу. Избранность смертного человека обосновали его умением манипулировать «прирученным» (как сегодня модно говорить, адаптированным) сверхъестественным.

Может, опомнившись, часть мыслящих людей отвергла бы этот вымученный аристократизм. Да куда же вернуться? Назад? А там Бердяев и иные «засланцы» с философского парохода. За ними Достоевский со своим инквизитором. Истинное христианство у них еще более «кроит» человечество, расщепляет его «по-серьезному», в идеале.

Почитала мечущаяся Сорбонская молодежь русских пророков, да и рванула от христианства еще дальше. К нацизму. К господству над остальными не избранных интеллектуалов, а избранного народа.

Может, туда их и спроваживали хитрые русские? Владимир Ильич с Муссолини контактировал, претензий к нему не имел. Бердяев вроде бы фашизм не принял. Во Франции остался. А Ильин? Мережковский под ногами у новых сверхчеловеков путался.

В мире идеологий господствует симметрия. Адекватный ответ всегда отыщется. Разве не знал Достоевский, писавший легенду про истинный смысл посланий апостола Павла к коринфянам? Апостол учит, что ему все позволительно, но не все полезно. Все ему позволительно, но не все назидает. Короче, если Бог есть, если Иисус – Господь, то все позволено.

Вольтер дал миру Бога-удовлетворителя. А мы в ответ вседозволенность по Божьему соизволению. Соизволению Бога, как мы его тут в России понимаем. Тот же Бердяев утверждал, что Достоевский и есть пророк, даже предтеча русской революции. Она и революция, а не тупой бунт, как раньше, оттого что не по своим, а по чужим поводам совершилась. Бунт русского человека есть выяснение отношений внутри собственного идеального пространства. Русская революция – выяснение отношений с чужеродным идеальным пространством. Ему отпор. Его замещение (уже по инерции). По Бердяеву именно Достоевский раскрыл, что природа русского человека является благоприятной почвой для духовных соблазнов. Русская революция – ярость не просто разрушения, а рукотворный апокалипсис. Да, строительство царства Божьего на Земле. Но перед этим – преображение (пусть и в грозных формах) земного апокалипсиса.



Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Деловая переписка

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment