i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Питер. 2 - 7 мая 2017. 46

Входя в кладбищенскую ограду, признаюсь: стихи мои - убогий гундеж. Будучи законченным трусом, ожидающим ударов судьбы, лью слезы, размазываю сопли. Верю: прикинувшись убогим, умилостивлю смерть. Знаю: чушь, но бесплодное ожидание пощады - мое, экзистенциальное. Вера моя тесная, душная, и на могилку Анны Андреевны стремлюсь из-за знания: стих ее краток, сжат до алмазной плотности, бесстыж. В первой книжке, «Вечер», молоденькая стихописательница не попадает в отравленные объятия лживой театральности. Ходит тенью за мужчиной, Гумилевым. Смиряется с рецензией на книжку Кузьмина, которая ей не нравилась. Но ведь Кузьмин! Снизошел! Чего же капризничать! Позже приходит осознание необходимости позерства. Казалось, что история с Исайей Берлиным надумана. Ну посидели ночку, поговорили. Чего же из этого роман разыгрывать! После книжки «Вечер» Ахматова придумала манеру поведения - несчастная, недостойная, пребывающая в предсмертном ожидании. Кается за сыночка. Чего же каяться! Не больно же физически. Как с Гамлетом - с первого акта ждем: принц прикончит короля. Но месть все не свершается. Был намек - череп бедного Йорика. И что? Ничего. Все отходят в мир иной: Полоний, Офелия, король, королева, Лаэрт. О смерти королевы сказано мимоходом. Лаэрт все никак не умрет, все извиняется за всех, перед всеми, перед Гамлетом. Принц - то ли умер, то ли нет. «Слияние» принца с призраком отца. Мутно. Обращается к тени. Дальнейшее - молчание. В «Гамлете» Шекспир (или кто там спрятался за этим псевдонимом?) продолжает возрожденческую «линию». Он отделяет смерть от веры в Бога, заставляет верить в бесперспективность познать смерть, хоть с Богом, хоть без него. Не зря тысячелетия назад свершилась «истинная» революция духа: слово, воплотившееся в стих, «вспорхнуло» с надгробной плиты. Анна Ахматова за это любила баламута Пушкина - слугу слова, не слугу креста. Потом падение в еще более глубокую пропасть - появление театра и философского блудомыслия. Цветаева упрекала (заочно!) Ахматову: «Как можно так говорить о сыне и, уничижительно, о себе!» Марина Ивановна если и каялась в чем-то, то виноват у нее всегда был кто-то другой. Образ Ахматовой - забытая вянущая роза. Цветаева - мобильная «танкетка», несущаяся по шоссейной дороге, да застрявшая в болоте. Потеряна скорость. Отчаяние. Смерть. Поэта знаменитым делает женское обожание. Мужики к стихоплетам относятся прохладно. Попав в частокол срифмованных строчек, становишься бессмертным. Достоевский уж на что изображал из себя верующего, но написал-таки «Легенду о великом инквизиторе». Апофеоз сомнения, списанного Шекспиром. Если вспомнить «Речи мертвого Христа» Жана-Поля Рихтера, создается впечатление: Федор Михайлович неплохо знал сочинение. Иисус у Жана-Поля говорит с тенями усопших. Кладбищенская часовня - приют мертвого Бога. Камера-обскура, задающая перспективу мироздания. Что же глаголет у Жана-Поля сын Божий? А вот: «Неподвижное молчащее Ничто! Холодная вечная необходимость». Главный среди Карамазовых – Иван. Достоевский - сопротивляется, в научных суждениях недопустима категорическая определенность. Абсолютной истины нет. Но Зосима у него, скончавшись, дурно пахнет, как и все мы. Кому-то взгрустнется, а мне силы придает Анна Андреевна. В тяжелые тридцатые годы только у нее хватило мужества написать «Реквием» (где про «кровавую куклу палача»). Из сидельцев еще только Бруно Ясенский. Цветаева, со своей гордыней, - в петлю. Ахматова, принявшая облик униженной, страдающей, - к поэтическому подвигу. Последние годы жизни поэтессу нельзя представить вне Комарово. Предсмертные сочинения тяжелые. Пелена смерти. В эти годы всемирная слава посетила ее. Ей же было не до этого. Сочинительница, сквозь тяжелый морок ухода, искала нечто легкое, воздушное. Прелесть существования - больного, трудного - у нее всегда пробивалась сквозь мрак: «И если трудный путь мне предстоит,/ Вот легкий груз, который мне под силу». А это Дудин: «И вывод следовал курсивом/ Без разделенья запятой:/ Поэт обязан быть красивым/ Нестыдной правды наготой». Анна Андреевна покоится в Комарово. И, пока это так, буду гундеть в поэтическую дудку.
Tags: Питер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments