i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Питер. 2 - 7 мая 2017. 44

Развратили Прибалтикой. Море, сосны, а на песке, словно боровички, уютные коттеджи. С пляжа - песчаный подъем, напоминающий желтый язык. «Гортань» - крутые холмы, поросшие соснами. В. говорит: «Песчаная дорога ведет в волшебное царство». Вместо «царства» - умопомрачительный дом. Нет тупого, глухого забора. Высокое ограждение есть, поверху - туго натянутые провода электрозащиты. Материал - толстенное стекло, желтовато-коричневое, сливающееся с песком. За забором все из темного дерева, даже дорожки. Прямые линии трехэтажного строения врезаются в мягкие округлости песчаных овалов. Внизу - веранда. Второй этаж охвачен балюстрадой, ничуть не уже нижней веранды. Вольные лестницы с густо «посаженными» широкими ступенями. Чувствуешь мягкий шаг, а шагнуть на две ступеньки не можешь: слишком широки. Крыша - крутая, мансардный этаж. Во дворе диван-качели. Кованый металл, печь-мангал. Окна затемненные, почти черные. Никого. Вышли два здоровенных добермана, с желтыми подпалинами. Челюсти приоткрыты. Зубищи. Не жарко, и языки у псин не свесились набок, дыхание собак-убийц спокойное. Перепрыгнуть через забор невозможно (куда, к черту! Метра три высота!). Обходить модерновую домину не стали, ворот не обнаружили. На углу впаянная металлическая табличка: «Объект ФСО. Ведется видеонаблюдение». Если приглядеться, то на стенах дома, на стеклянном ограждении, словно сучки на дереве, малюсенькие видеокамеры. Перебрались через дорогу.
Доехали до Комарово. По правую руку - ровно, сухо, а сосны так высоки, закрывают голубизну неба. Благодать! Не случайно - элитный поселок и до революции, и сейчас. Полторы тысячи дач. И все изощренной архитектуры, из дерева. Многие уникальные строения разобраны финнами, перевезены в Хельсинки или же проданы с аукционов. С двадцать второго года проживал среди мощных сосен академик, первый русский Лауреат Нобелевской премии, Павлов. Какой-то немец, по имени Август (логопед) устроил в финской деревне санаторий для заик. Ровная площадка при входе на центральную улицу украшена бюстом ученого-ботаника Комарова. Затем дорога круто идет вверх, снова выравнивается, а по бокам появляются две глубокие канавы. Снег не растаял, лед истончился, освобожденная вода темна, тяжела, неподвижна. Появились сонные лягушки. В. их любит, не боится. Берет зеленое земноводное в руки, говорит: «Холодная, как льдинка». Лягушка не трепыхается, острая мордочка выглядывает между ладонями. Я чуть ли не кричу: «Выбрось! Противно же!» В. победно смеется, заявляет: «Пусть сидит, греется. Они же, вместе с ужиками, хорошие. Я и мышек люблю, но крыс - боюсь».
Некоторые дачи жилые, но много деревянных теремков грубо заколочены сучковатыми обрезками досок. Строений все меньше. Сосны сменяются темно-зелеными елями. Вода в придорожных канавах все еще в плену белого, толстого льда. Он белый, в бурых пятнах, и серая дорога обметана траурными белыми лентами. Ели не пропускают солнечных лучей. Мрачно, почти темно. Навстречу, со стороны кладбища, быстро идет девушка. Увидела мужчин, остановилась, думает: «Чего ждать?» Мы быстро приближаемся. Молодуха медленно, шаркая коричневыми сапожками, возобновила движение нам навстречу. В. весело кричит: «Гражданка, не бойтесь, не тронем! Мы добрые». У меня рожа грозная. Встречная дамочка веселым призывам В. не верит. Считает, издеваемся. Переходит на бег, проносится мимо нас, словно ветерок. Ели расступаются. Стоянка для автомобилей. Ни одной машины. Только ржавые мусорные баки с остатками венков. Мусор не вывозился всю зиму. Цветы на венках из пластика выцвели, похожи на бледных медуз. Оградка знаменитого погоста низенькая, из ржавых прутьев.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments