?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

После работы, часов в шесть вечера, Ирина с Вадимушкой приходили в библиотеку. Длинная металлическая лестница начиналась под окнами читального зала, с сыном по ней забирались на крышу. На крыше играли в пиратов, а крыша была кораблем.
Вадимка любил разбегаться по низенькому парапету у входа в библиотеку и прыгать мне на руки. Сын обожал Александровский парк. Зимой ездил на санках с высоких гор – с земляного вала, который окружал замковую башню в генуэзском стиле.
Однажды, разогнавшись, врезался в дерево (даже санки погнулись) и сильно ударился головой. В ужасе с Ириной носились по этажам городской больницы. На короткое время Вадимушка потерял сознание, а когда очнулся, его рвало. Глаза были больные, несчастные. Плакал от боли. Вадим терпелив, никогда не орал, если ударялся или резался. Не любил привлекать внимание криками.
Однажды пришел с улицы домой с видом загадочно-торжественным . Оказывается, украл утку. Рядом с нашим домом была английская спецшкола, и сторож разводил гусей, уток и кур. С птичьего двора Вадим и украл здоровую утку, засунув ее в правую штанину.
Летом любили валяться с ним на сене. Парковые поляны выкашивали, траву сгребали в стога. Дворцовые постройки, искусственные водоемы и выкошенная трава – красиво, с разбега ныряли с Вадимом в сено.
Вадим обожал мост с китайскими драконами и львов возле земляного вала, с которого неудачно съехал зимой. Кстати, ничего страшного не случилось – небольшое сотрясение мозга, и несколько дней сидели дома.
Ходили в кино – Вадиму очень понравился фильм «Спартак» с Дугласом в главной роли. Кино смотрели в кинотеатре «Витязь». Утренние киносеансы были детскими. Пересмотрели все детские фильмы. Мы были «бродяги». Каждую неделю ездили в Ленинград – в театр, в музей, на выставку. Больше всего сыну нравился не зоопарк, а Кунсткамера и Зоологический музей. Он требовал посещения Зоологического музея. Говорил: «Папа! Поехали к маленькому Диме». Мамонтенок Дима представлял собой жуткое зрелище – здоровая сушеная котлета грязно-коричневого цвета. Смятый временем.
Понравился и музей почвоведения. К землям старался сына не приучать – достаточно мертвых животных.
В театрах были программы из детских спектаклей. Все спектакли посмотрели. Ждали премьер.
Вадим обожал смотреть и слушать. Удивительно усидчив и внимателен. На предложение пойти в театр или в музей отвечал охотно (в отличие от младшего сына). Посадив Вадимку на шею, носился по Ленинграду и вел беседы – понравился ли ему спектакль?
В душе теплилась надежда – парень будет умным человеком. Зря пугали меня – мол, если жену взял из простой семьи, то и дети будут дураками. Вадим будет умен. Не может быть неумным терпеливый, внимательный мальчишка. Надежда, что дети будут лучше родителей – великий соблазн каждого взрослого. Желаешь детям добра. Надежды рушатся – приходит наказание за гордыню. Не надо пыжиться. Дети будут не лучше и не хуже. Будут такими же. Нужно просить у судьбы, чтобы хуже не были. Если получаются хуже, превращаются в тюремщиков и бандитов, многие не выдерживают, ломаются. Любовь –испытание. Любовь к детям, которые поучились хуже тебя. Бился, но оказался слаб, проиграл. Сейчас и школа не друг, а враг. Сын – вор, а дочь – дешевая потаскуха. Зачем тогда жил? В чем смысл существования? Жизнь заканчивается. С какой стати некоторые решают – если вокруг своего дитяти они крутились, то отчего должны получить награду жизни – успешных и благополучных детей?
Можешь сколько угодно воспитывать, а в итоге общество предъявит урода и инвалида. Наоборот – пьянь и рвань, а дети получаются на диво талантливые и трудолюбивые. Никто ничего не гарантирует. Используя родительское тщеславие, будут наживаться проходимцы, псевдомедики и псевдопедагоги. Два института используют греховные наклонности – церковь и школа. Церковь за счет страха смерти. Школа – на тщеславии, которое родители удовлетворяют за счет своих детей.
Вадимка не любил считать и читать. К царскосельским временам у меня была обширная библиотека. Детские книги и я покупал, и Танька Петрова. Старался Бесстрашников. Он дарил Вавдимушке не просто книжки, а с «секретами». Раскрываешь ее, а между страниц появляется картонный городок, или лошадка, или человек. Володя дарил старинные книги, с иллюстрациями. Солидные, тяжелые тома. Русские народные сказки или сказки Андерсена.
Вокруг Вадимушки «собрались» книжные персонажи – незнайки, карлики, малыши, зайки, змеи Горынычи и снежные королевы. Сын не засыпал без чтения. Слушать он любил. А я любил читать. Казалось, родитель может воспитать достойного человека. Нужно постараться.
Этой же теории придерживался и Бесстрашников. После университета работал учителем обществоведения в школе. Таня Петрова была противоположного мнения. Она советовала Бесстрашникову читать Игоря Семеновича Кона. Полезно. Особенно для мальчиков. Но он увлекался Симоном Соловейчиком.
Попытки научить Вадима читать не привели к успеху. Малыш не желал учиться. Ему нравился сборник болгарских народных сказок «Ваклин и его верный конь» и некоторые сказки Андерсена. Особенно жестокая «Русалочка». Полюбился ему «Тим Талер, или Проданный смех».

Latest Month

February 2023
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Tags

Comments

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner