i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Заметки на ходу (часть 417)

Танька Петрова ждала. Они с Иркой ждали – какое получится решение. Петрова могла найти гинеколога – он, в домашних условиях, проведет аборт. Седов ждал. Впрочем, моя проблема с ребенком его не очень волновала – будет у Молякова ребенок – хорошо. Не будет – тоже неплохо.
Решение принял - аборт.
На Васильевском, на улице Кораблестроителей, в квартире бывшего Танькиного мужа, собрались четверо – гинеколог Борис Хаямович – седой, веселый, то ли узбек, то ли еврей, Танька, я и Ирка.
Танька, на кухне, застелила обеденный стол белыми простынями. Раскаленным утюгом она их проглаживала. Борис Хаямович бодро напевал, что-то кипятил на плите, обливал спиртом и поджигал. Когда я с ним здоровался, руки у него были мягкие, свежие, прохладные. У меня ладони вспотели, подташнивало. Заблестели холодно металлические инструменты. Гинеколог накрыл сталь салфеткой, вывел меня из кухни, сказал: «Мужчинам это видеть не нужно».
Ирина долго мылась в ванной, тщательно выбривала все. Обвязала голову косынкой, надела на голое тело медицинский халатик. Глаза у нее сделались огромными, а вокруг пошли темные круги. Борис Хаямович стоял в белом, в шапочке, в резиновых перчатках. Рядом – тоже в резиновых перчатках – Петрова. Петрова была бледная, как Ирка. На плите – закрытая металлическая коробочка, а под ней газовый огонек. Ира вошла. Дверь закрыли. Сел на диване в зале. За окном какая-то серость. Квартира расположена на шестнадцатом этаже. На кухне тихо позвякивало. Меня мутило. Ясно – предал Ирку, предал любовь – все, что говорил другим, - болтовня. Неправда. И моя жизнь – ложь. Все шло своим чередом. Аборт совершался. Обыденная жизнь свершалась. Лучшее рушилось. Длящаяся разруха и есть жизнь.
Неожиданно распахнулась дверь. Петрова метнулась к книжному шкафу, вытащила темный бутылек. Открылась и закрылась дверь на кухню. Наступила тишина. Послышались возгласы. Хватило сил встать. Ноги ватные. Шел в сторону кухни. Открыл дверь. Голова у Ирки странно свесилась со стола. Тело было накрыто простыней. Под простыней ноги были раскорячены.
Борис Хаямыч уже не пел. Озабоченный, он быстро командовал. Что-то они подносили к Иркиной голове – большое, белое. Меня повело в сторону. Врач метнул в мою сторону злой взгляд. Я стал пятиться назад, в зал. Увидел – голова Семеновой дернулась, она кашлянула. Сел на диван. Почувствовал, что теряю сознание. Стал глубоко, шумно дышать. Донесся голос Петровой: «Ну, слава богу», и голос гинеколога: «Дыши, дыши – все хорошо».
Не помню, сколько прошло времени, но на кухню меня вызвал он. Ирка уже слезла со стола, сидела на табуретке – бледная, тихая. Танька суетилась у плиты. Борис Хаямович был уже без халата, без перчаток, не в белой шапочке. Он вздохнул, вернул деньги, усмехнувшись, сказал: «Хочешь ты, парень, или не хочешь, но отцом ты будешь. Месяцев через шесть. Девушке аборт делать не стал. Срок уже большой, рисковать, ни своей, ни чужой жизнью не буду. Беременность протекает нормально. Девушка крепкая. Родить должна вовремя. Дети – всегда радость, всегда добро. Плохо ей стало. Сознание потеряла, но ничего, отошла». Сказав это, Борис Хаямович бодро повернулся к Петровой: «Ну, Таня, доставай, что принесла. Выпьем. А то ребята приуныли».
Гинеколог сказал, что аборт не получился, в груди все оборвалось, ужас настал. Образ матери встал. Образ колыхался. Мать ничего не говорила, а укоризненно смотрела. Жизнь кончилась, все рухнуло. Глянул на бледную до зелени Ирку. С самого дна души поднялась, захлестнула жалость. Ощущал подобное, когда, маленький, уезжал из Москвы в Артек.
Жалко Ирку. Жалость орала, вопила во мне – стройное тело, бархатная кожа – и металлические грабли, которыми собирались ковыряться в этом чуде, скрести, вычищать. Вычищать моего ребенка.
Ребенок в жалости занимал не главное место. Пусть будет. А вот то, что хотели мучить Ирку, – это переплавлялось в жалость. Она была так же сильна, как любовь.
Потом пили. Душа моя заледенела. Что делать? Как сообщить родным? Я принял решение. Я струсил. След трусости останется на всю жизнь. Если б Хаямыч сделал аборт, то неизвестно, как бы сложилась жизнь. Ясно, что Ирка со мной, что ребенок будет и надо готовиться жить по-новому.
Борис Хаямович веселел, говорил – тяжело тебе, несладко. Но не горюй. Все проходит. Пройдет твоя печаль. Жена у тебя – красавица. Красавица уже не пила – аборт-то не получился.
Мы же втроем набирались все больше. Гинеколог рассказывал о любимце, кобольке по кличке Жуф (Жюв?- франц.). Какой он умница, какой преданный.
Много лет спустя мы завели собаку. Боксер Жуф.
Водка лилась в измученное нутро. Несся клич: «Аллюра, три креста». На аккордеоне наяривал уже не дед Ваня, а дядя Вася. Сидела чапаевская родня. Посреди золотого поля, а вдали блестело под солнцем голубое море.
Чем дольше длилась беременность, тем своеобразнее становилась Ира. Могла сорваться, наорать. Швырнула в меня табуреткой, да так сильно, что табуретка чуть не попала в голову, ударилась о стену и разлетелась на куски. Ира плакала и утверждала, что я ее не люблю. Ее не тошнило. Можно было догадаться – будет мальчик. Орал и я. Седов сбегал в общагу. Наоравшись, шли гулять, Падал редкий снег. Тротуары покрывались белым, наши следы оставались на покрывале. Гулял под снегом, под ночными фонарями на Васильевском, со своей девушкой, которая ждет ребенка.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 107

    Поперло! Вызверился. Рычал перед штурмом вершины. Если бы горло не пересохло, издал бы боевой клич. Слабое сипение насторожило. Вдруг обезвоживание?…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 106

    Домье - общественник. У него страдают массы людей: сражаются на баррикадах, одолевают горные перевалы. Портретов почти не писал. Чего желать одиноко…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 105

    Воды не взял. В старой сумочке на узкой ленте - удостоверение, камера, батарейки к ней. Сумка перекинута через плечо. Сначала ее почти не ощущал.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments