i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 64

Не балкон, не лоджия. Широкий карниз, опоясавший весь этаж. Поскольку номер угловой, козырек, где в качестве перил толстое стекло, длинен. Откинул штору, тюль, распахнул дверь, вышел. Направо - темный лес. Старые ели, как стены волшебной крепости. Снизу бежит легкомысленный заборчик из гофрированного цинка. Чаща бесконечна, монолитна. Лишь вдали, в густо наливающемся темнотой небе, красные, желтые огоньки, да у самого горизонта - то ли труба ТЭЦ, то ли вышка для трансляции Интернет связи. Синяя двухскатная крыша над карнизом. В это здание из основного корпуса перекинут крытый переход. По прежним посещениям «Снегирей» знал: спорткомплекс. Сначала высокое здание, универсальный спортзал. Примыкает широкое помещение пониже - закрытый бассейн. Площадь перед бассейном и хоккейная коробка с мощными прожекторами. Площадка приспособлена и для игры в волейбол, баскетбол. Бортик - белый - с одной стороны открыт. Неприятно. Словно монолитный ряд зубов. Крепко по ним вдарили, вышибли кусок челюсти - сооружение щерится пробоиной.
Холодеет. Стою босиком, опершись о перила. Ступни ног давно окоченели. Вышибленные «зубы», похолодевшие ноги, да еще - зловещие ели. Но стою. Параллельно щербатой оградке бежит широкая дорога, сворачивает влево, в лес, исчезает. Другой «рукав» трассы упирается в ограду с толстыми балясинами. Ограждение побелено, в сумерках чуть ли не сверкает, подобно рафинаду. Разрыв, через который машина не проедет, а вот гуляющим - в самый раз. Справа от побеленной оградки «вышагивают», отсвечивая желтыми стволами, ели. «Шаги» широкие, деревья торчат редко, а между - двухэтажный просторный деревянный домина. Пустынно. На стальных флагштоках взвились вверх разноцветные флаги. Медленно едет черный «пятисотый» «Мерседес». Шины - шуршат. Ветра нет, звуки раздаются далеко, флаги обвисли. Природа расслабилась. Жулики обожают подобные состояния природы (даже больше, чем ночь или непогоду). Легче тырить у расслабившихся. Впрочем, в нашей стране нынче сподручно воровать при любой погоде. «Мерседес», черным жуком, воровато прошуршал, свернул налево, а скоро растворились между елей воспаленные габаритные огни.
Юркнул в апартаменты, дверь на карниз оставил распахнутой. Залез под душ, грел ноги. Растерся докрасна полотенцем, включил, убрав звук, телик, завалился на диван. Желтый свет торшера освещал «Новую газету» с дерзостями Юлии Латыниной. Журналистка страшна, обросла копной волос, мелко вьющихся. Всезнайка Юлия может писать на любые темы. Поскольку симпатичной ей не быть никогда, компенсирует этот недостаток (главный для женщины) иллюзией обладания истиной в последней инстанции. Мол, все идиоты, а я умная. Мы грешим этим заблуждением. Все. Автономны, уникальны. Но непохожесть, как правило, в дурости. Умный не лезет со своей особостью, таится. Когда полетят головы, первыми пострадают умники, как наиболее независимые. Юля же, по несчастной бабской доле, так и лезет виртуально плюнуть в морду обществу. Впрочем, дерьмом уже в нее швыряли. Давно уже стихла несчастная женщина - заноза Политковская. Латынина размышляет о сирийских нефтяных месторождениях. Вот «Завтра» с Прохановым. Он все больше смахивает на слезливую старую бабу. Есть люди, не жалеющие о прошлом. Их страшит отсутствие будущего. Мыслители. Бунтари. Большинство же занято сохранением индивидуального настоящего. Проханов-жалельщик давний, всероссийского масштаба. Скорбит о СССР. Теперь глаза его слезятся от страха за исчезновение России.
Девки рекламируют крем «Лаколют». Переключаю каналы. Натыкаюсь на старинную киношку «Челюсти-2». Акула лупит хвостом, вода пенится кровью. Слегка колышется тюль возле открытой двери. Взрыв хохота. Глянул. Большая компания партийцев-делегатов, уже поддатых, направляется, оживленно беседуя, в сторону барской усадьбы. Налившись печатным ядом, валюсь на постель, ерзая щекой по белой хрустящей наволочке. Снится Берлинский университет. Моросит дождь. Асфальт блестит. Главный корпус - точная копия имперской канцелярии. Дворик. Группка студенток. Суховаты, жилисты, симпатичны. Одна нравится больше всего. Она берет меня за руку. Говорит на русском с сильным акцентом. Удаляемся от здания, через сквер выходим к косогору, покрытому мокрой травой. Выше - дубовый лес. Туда-то и лезем с подругой.
Tags: Москва
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    Село Большой Сундырь Моргаушского района, встреча с учителями школы.

  • Мелочь, но приятно

    Шоркино, Сарабакасы, Мокшино Чебоксарского района. Думал, деревня совсем заснула. Но нет, жив народ, пригласили на встречу.

  • Мелочь, но неприятно

    У беллетриста Ронни-старшего есть знаменитый роман - «Борьба за огонь». У членов СНТ «Колос-4» не менее опасная борьба за воду.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments