i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 59

В третьем номере «Народной воли», вышедшем после неудачного подрыва царского поезда и до террористического акта рабочего Степана Халтурина, вновь изложены программные положения партии: она - социалистическая и народная. Только на социалистических принципах можно достичь всеобщего материального благосостояния, братства, всестороннего развития личности. Никаких царей и наследников. Свободная избирательная кампания, разносторонняя агитация разных партий и общественных движений, Учредительное (представительное) собрание, которое подчиняет себе и контролирует исполнительную власть. Постоянно действующее народное представительство. Местное самоуправление. Важнейший пункт - самостоятельность крестьянского мира, как экономической, так и административной единицы. Земля - народу! Общенародная собственность на землю. Заводы, фабрики - в руки рабочих. Полная свобода совести, слова, печати. Всеобщее избирательное право.
Одно печально - большинству на эти программы наплевать. Необходимы потрясения, чтобы расшевелить людишек. Как? «Чернопередельцы»: долго их провещать. «Народовольцы» взяли формулу Вальена: «Общество имеет только одно обязательство относительно государей - предать их смерти». Революционеров мало. Люди пересекались, обменивались идеями. Плеханов, узнав о взрыве Халтурина, о котором писала вся мировая печать (вместе с Александром Николаевичем могли погибнуть родственники: граф Гессен-Дармштадтский, брат императрицы, князь Болгарский, из тех же немцев), заявил в январе 1880 года: «Остановить на себе зрачок мира - разве не значит уже победить?»
При взрыве провалился пол во дворце, погибло одиннадцать солдат и пятьдесят ранено. Противоречия между Плехановым и Исполнительным комитетом были глубоки. Владимир Ульянов, оценивая тактику революционного террора, считал ее бесполезной и вредной, если она не учитывала двух моментов: связь с массовым революционным движением, учет подходящего исторического момента. Ильич понимал под «революционным» моментом не только внешние обстоятельства («тряхнуть» общество могут не выстрелы одиночек, а война мирового уровня и поражение в ней), но и внутреннюю ситуацию в революционной организации. Даже накануне Октября особое мнение выразили Каменев и Зиновьев. Не стоит говорить об отношении к Октябрю Плеханова, которого Владимир Ульянов считал учителем.
Самолюбование, сладкое предчувствие «смерти на миру» для русского революционера значили не меньше чем для купчины и фабриканта прибыль. Энергия революции питалась энергией парней с биржи, торгового дома, заводского цеха. «Сокровище» сакральной жертвы террористы не хотели упускать. Попробуй, собери дикий «табун» молодежи в организацию (а в ней не только первые, но и вторые, и третьи роли). Да надо подгадать к высшей точке общественного возмущения. Ленину почти невыполнимая задача сочетания стабильности партии и общественного подъема удалась. Он победил, а немецкие революционеры «захлебнулись» кровью.
8 мая 1887 года в Шлиссельбургской крепости на помост взошли два молодых человека. Александру Ульянову 21 год, и его повесили. С ним рядом стоял Михаил Васильевич Новорусский. В последнее мгновение казнь была заменена на бессрочную каторгу (царские сатрапы любили так развлекаться). 19 лет Миша провел в одиночной камере крепости Орешек. С каторги освобожден был только Великим Октябрем. Володя не раз «прокручивал» в голове последние мгновения жизни горячо любимого старшего брата. Хуже его быть не мог. Свобода или смерть! Не одиночный террор, но вооруженная диктатура вооруженного класса - пролетария. Сознательное следование идеологии и винтовка рождает власть. Михайлов, Желябов, Ульянов гибли за народ вообще. Владимир Ульянов бился за власть вооруженного пролетария. И, если вооруженные буржуи хотели новую власть уничтожить, тогда - смерть им!
Tags: Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments