i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 57

Фотодокументы: японские, турецкие, европейские лица. Ползут французы по выжженной траве, толкая перед собой броневые щиты на колесиках. Противогазы: морды представителей иных рас - одинаковые. Сквозь большие застекленные окуляры - безумные глаза. Словно вырваны языки, вместо рта - каучуковые хоботки, вытягивающиеся к жестяным коробкам с фильтрами. «Кожа» войны - резина. Фотографии старые, желто-коричневые. Военные награды - Георгиевские кресты, медали. Все ближе голос Ильича. Но «Интернационал» пока громче. В промозглых окопах не спиртовки согревали воинов, а страх и надежда. Австро-венгры, в своих портянках до колен и грубых ботинках, «отвяли» быстро. Англичане - на островке своем убогеньком. Французы под Верденом - копошатся в окопах. Месяц, два, полгода. У самых задиристых (немцы, русские) тоска и надежда раскалены, как вольтова дуга. Даже от страха осталась лишь кучка «пепла». Надежда превосходит тоску. В глубине фотографических изображений валяется в землянке контуженный, раненый, травленый, оглохший-ослепший Кавалер солдатского железного креста Адольф Шикльгрубер, ефрейтор. Где-то гарцует на донском скакуне казак Буденный, поигрывает острой пикой.
Оба - мечтают. Все начинается с мечты, даже неизбежные, еще более страшные, войны. Воплощение мечтаний солдата Людвига Витгенштейна привело к иным результатам, нежели упования ефрейтора Шикльгрубера. Странно: воплощение мечтаний разъединяет лютой ненавистью расы и народы. Мечта же продолжает «парить» над кровью десятков миллионов погибших. Взвинченная лихорадка восторгов сбивает в кучку отдельных мечтателей над рыхлой людской массой. Мечта - внутренний субъект истории. Она, сочащаяся рана, истекает на сухую почву толп, оплодотворяя тщетными упованиями. Тянуло Мандельштама к Иосифу Джугашвили, а Маяковского к Ленину. - «Толстые пальцы, как черви, жирные,/ И слова, как пудовые гири, верны» (признал-таки правоту сквозь частную ненависть!). Владимир Владимирович рыдает, словно дитя: «Нету Ленина, Ленин умер». Художник Бродский. Портрет Керенского. Мрачное лицо страстного, подстриженного под бобрик дядьки. Интеллигентишка несчастный. Во Временном правительстве заместитель военного министра - Савинков (убийца-романтик). Кучковались в салоне Зины Гиппиус. Февраль и потому рухнул, что некоторые бабы - литературные гадюки - решили: коль такие мужики с нами - мы правим Россией. Матрешки пустые. Ленина в камышах найти не смогли.
Хорош на портрете Григорий Новых. Взгляд такой же пронзительный, как у босого мужика в начале экспозиции. Он этих бабешек… Гайдарушка с Боровым, Шендеровичем зубоскалили в первой половине девяностых у Маши Слоним, а Дима Быков метался по их приказу за пивом в ближайший ларек.
Недолго музыка играла. Самые непримиримые (русские-немцы) раньше других впали в мужскую сентиментальность. Керенский с Корниловым орут: «Война до победного конца», а солдатка режет перстни из латуни, свинца, снарядной меди в знак вечной дружбы. Вручают друг другу. Взасос целуются враги над окопами, вогнав штыки в землю. За кого кровь льете, братцы (большевистский хороший вопрос)? Да и хлеб сеять, а потом и убирать. Навоевались. Какой там «победный» конец! А солдатские «перстни дружбы» - вот они, в витринах, под увеличительными лупами.
Tags: Москва
Subscribe

  • Питер

    Последняя и самая короткая запись о моей майской поездке в Санкт-Петербург.

  • Снова Питер

    Выкладываю предпоследнюю часть моего видеопутешествия в Ленинград.

  • Отрывок из моего видеопутешествия

    Предлагаю вашему вниманию третью часть моего фильмика о поездке в Ленинград:

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments