i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 55

Восторг! Пройдя в «революционные» залы, услышал мобилизующие звуки «Интернационала». Каждое чеканное слово пролетарского гимна, без соплей, без надрыва, верно и в эмоциях, и в мыслях. Музыка, взывающая к небесам свинцовой тяжести, слова, как ядра, - на века. Не верю, но, безусловно, уверен: бессмертный хор скоро вырвется из мутной слизи нынешнего булькающего болота, называемого «эрэфией», навстречу ночным звездам. Жар велик, и солнце взойдет над горизонтом, подчиняясь не сухим законам прозябания неживой материи, а подталкиваемое потоком чистейшего человеческого братства и готовности преодолеть мегатонную тяжесть мерзостей так называемой «беспечной жизни» («Лишь бы не было войны» - истинный лозунг сегодняшнего блудодейственного режима). «Лишь бы вас не было» - вот мой лозунг (как поет Григорий Лепс: «зас…ые рожи»). Кланяюсь работникам Музея революции, сумевших в тяжелейших условиях реакционной патоки, сказать, что думают! Внизу - «тухлый» Ельцин с пузырящимся Гайдарчиком и скорбная, похоронная пастораль. Воют тетки, словно отпевают эти человеческие обломки, оплакивают дикую глупость, жадность, беспечность «майданной» Москвы девяностых. Но выше, приподнято, гремит гимн свободы. «Гнилая рана» ельцинизма взята в «клещи»: «Народоволец» Кибальчич, разработавший, за несколько дней до казни, схему реактивного двигателя.
Сверху надвинули на болотце ошалевших от глупости «москвичей» прочную крышку пролетарской диктатуры. Грязная лужица преет в жаркой неволе, брызжет, словно гнилой огурец, кислым соком причитаний безвестных хористок. Робость моя тает. Плечи распрямляются. Сжимаются кулаки.
Вижу: мировая война. Плазменный экран. Русские пехотинцы в окопах месят холодную грязь. Жара. Порывисто скачут казачки, размахивая, даже на старой пленке, сверкающими шашками. Артиллерийский расчет, подпрыгивающее орудие, расширяющийся букет земляного выброса - смертоносный взрыв. Чуть раньше (1913) - Донбасс. Здоровенный экскаватор, попыхивая паром, грузит уголек в открытые грузовые вагоны. Русскому буржую стало тесненько, попы (как и сегодня) бродят с дымными горшками кадил вокруг новеньких паровозов. Лысоватый полковник, в блестящих сапогах, с белой кринолиновой бабой (Николашка с женой Сашкой) целуют ручки толстенному бородачу в золотой митре.
Как ненавидел фабрикант Щукин (из старообрядцев), вывешивая очередного Матисса на стенку (французская болезнь в России» - Щукин и Морозов), плешивых полканов с истеричками-немками и мясистых дядей Священного Синода! Как ждали февраля! Но этих разносчиков «французских недугов» люто не терпел рабочий народ, даже неплохо обеспеченный. Эти ждали Октября! Итог: зимнее поле, хлопья снега, бесконечный ряд дощатых солдатских гробов. Спотыкаясь на комьях земли, бредет с дымным кадилом, вдоль мертвецких ящиков, попенок, ветер задирает епитрахиль слуги божьего. Пленка дергается, идет овальными промоинами, но гробы не отпускают изображения, тянутся и тянутся. Все бредет и бредет в грязи божий человек.
Tags: Москва
Subscribe

  • ВИДЕОНОВОСТИ

  • Между прочим

    Владимир Леонидович Офаринов и я беседуем с Главой Ядринского района.

  • Мелочь, но неприятно

    Предприятие «Маримолоко» готово расширяться. Соседний участок долгие десятилетия принадлежит Российской академии сельскохозяйственных наук.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments