i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 44

Сборище народных депутатов (и СССР, и РСФСР) конца восьмидесятых омерзительны, с точки зрения несистемности. В западных странах классово-сословный баланс, сквозь многовековые безумья, худо-бедно сложился, и это - начало конца. СССР - организм тонкий, капризный. Суровая нежность (чеченцев и крымских татар за сотрудничество с гитлеровцами переселили в недурной для проживания Казахстан, но народы никто не уничтожал, они плодились, множились, получали культурные и материальные блага). Татары и чеченцы бурчали, пыжились, но в военные академии отпрысков направляли учиться наравне с русскими. Союз рабочего класса и крестьянства, источник для, пусть и временной, самонастройки на общежитие сотен народов и сословий. Еще раз: Ленин велик (до сих пор в сердце державы) не переворотом. Фигляр д´Аннунцио устраивал перевороты, возглавил потешную диктатуру. Прошло несколько месяцев, все развалилось. А дальше? Кропоткин: не надо государства. Мамаша-анархия. Ленин, напротив, заложил основы государства нового типа. Да, союз рабочих и крестьян. Ведущий в союзе - пролетариат. Если крестьяне недовольны - диктатура класса, а не прослойки, отдельной личности. Жестоко - но иначе нельзя. Армия. Спецорганы. Не надо стонов скульптора Неизвестного и рассказов про «крутые маршруты». Беломорканал, в сухом остатке, функционирует. Группка дураков заявляет (и готова умереть за убеждения): наш народ - особенный, лучший, а посему имеет право жить более жирно. Нате вам - десяточку, сбрендившие интеллигенты, поработайте в лесах. Страшно? Да. Тяжело? Несомненно. Вопить, однако, существу, не решившему, с какого рожна он появился на свет (хоть украинцу, хоть казаху, хоть русскому), не стоит. Как говорят в Незалежной: «Дал Бог сраку - сиди!»
Владимир Ильич подавил в России смуту (сохранение государства нового типа, иной армии, иной науки - это потом). Гуляющих по Руси крестьянских орд было немало. С ними - не чикались. Горькая участь дворянства - да! И что? Заниматься всплакиваниями - нет времени. Есть времена, когда, по мысли Василия Васильевича Розанова (русского издания Ницше), рассуждающий о морали первый подлец и есть.
Дворяне-землевладельцы-узурпаторы получили по заслугам. В конце лета-осени 1859 года Великая княжна Мария Николаевна (дочь Николая Первого), со своими приближенными, проводила время в принадлежащем ей имении, на берегу Ла-Манша. В числе приближенных присутствовала Александра Андреевна Толстая (двоюродная тетка графа Льва Николаевича Толстого). Эта дама была некрасива, но умна. Племянник Лева Толстой частенько бывал у Александрин (придворное прозвище). От нее у писателя сведения о жизни в придворных кругах. Романы «Война и мир», особенно «Анна Каренина» значительно утратили бы блеск без сведений, поставляемых Александрой Андреевной. Она дружила с Достоевским, Тургеневым, Гончаровым. Русская литература двойственна. В реальной, не выдуманной, жизни беллетристы желали быть поближе к царскому двору, государю (источник власти). В книжках же - шли на продажу - любили студентов в драных штиблетах, опустившихся дворянчиков, курсисток в залатанных платочках. Розанов утверждал: русская литература есть такая мерзость, такая смесь бесстыдства и наглости, как ни одна другая. За единичными исключениями, она и сегодня такова. Читая воспоминания сытой дамочки, поразился, как дворян вполне устраивал ужас крепостничества. Фрейлина Толстая не поняла, отчего рабочий-краснодеревщик Халтурин разнес динамитом Зимний дворец. О мерзостях буржуазного города («Нравы Растеряевой улицы» Глеба Успенского), беспросветности крестьянского существования (Энгельгардт) дамочки в кринолинах не ведали. Им было хорошо. Все устраивало.
Tags: Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments