i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 31)

Все куда-то ехал пастернаковский Живаго. Живаго – отнюдь не доктор Чехов. Живаго о революции писал с восторгом. Какой же может быть разрыв эпох? И дело не только в Ленине, которого Алексей Федорович Лосев, наряду с Толстым, считал интеллигентом. И не только в том, что Ленин говаривал о позитивности для революции патриотизма.



Русскую мысль не отделить от художественного и мистического восприятия действительности. Слияние этих трех начал чрезвычайно жизненно. Стремясь не к истине, но к правде, мы все чего-то «переживаем».

Дорогой друг! Внимательно присмотрись на досуге к фотографиям русского наиболее цельного философа Владимира Соловьева. В воспоминаниях все про его детский смех рассказывают. Смех будто бы добрый, не гоголевский. Философ был безразличен к быту, нищим раздаривал зимние пальто с бобровыми воротниками. Выступал против политических расправ.

Все они бессребреники. Федоров вообще спал на деревянном топчанчике за библиотечными полками. Под голову клал чурбачок.

Но присмотрись внимательно к его глазам – особенно на предсмертных фотографиях. Длинные (до плеч) седые волосы. Густые брови, а из-под них насупленный, тяжелый взгляд, «вперившийся» не в зрителя, а куда-то в сторону.

И чего это он, обладатель детского смеха, поперся в египетскую пустыню? Хотел почувствовать то же, что и Христос во время искушения? Он выдал идею «духовной телесности». Поэт, мистик. Много напророчил. Все стремился соединить «дарвинизм» с христианством. И, более того, мечтал о слиянии Европы с Россией. Но как-то так своеобразно, что Россия в этом единении должна была быть первой. И как ей не быть первой, если все эти идеи единения были нужны мыслителю для воплощения своих апокалипсических предчувствий. Лосев даже утверждал, что Соловьев без остатка сгорал в «огне и ужасе» этих своих недобрых прозрений.

Лев Шестов, противоположно Соловьеву, стремился к обратному -  к преодолению незыблемого диктата объективной среды. Все эти шестовские упражнения по поводу законов природы, которые необязательны; опыта, который несерьезен и поверхностен, с декларациями «все что угодно, только не разум!» А еще – почему невозможно «деревянное железо»! Познание «другого мира» возможно через как можно большее удаление от жизни. Вот умрешь (это в идеале) – и познаешь. Философия – род болезни. Обыденное сознание она должна доводить до болезненного состояния.

Любимые Шестовым слова Еврипида: «Кто знает, может быть, жить – значит умереть, а умереть – жить». Истину и достоверность создатель «философии трагедии» разделяет. Достоверность не есть свойство истины. Достоверность вообще к истине никакого отношения не имеет.

Кстати, у Льва Николаевича Толстого похожие превращения переживает Пьер Безухов, чуть было не попавший под расстрел, отчаявшийся, чуть ли не «канувший в небытие», но в ночь после несостоявшегося расстрела встретивший Платона Каратаева и понявший о жизни нечто совсем иное, более высокое, нежели он знал до возможного расстрела.

Любимый же Шестовым Ницше признавался, что всеми своими философскими прозрениями обязан болезни. Только великая боль, та длинная, медленная боль, при которой мы будто сгораем на сырых дровах, которая не торопится, - только эта боль заставляет Ницше спуститься «в последние глубины».

Автор нового Заратустры по-европейски аккуратен. Как немец – точен. Он, конечно, боль переживает. Но, прежде всего, ее «препарирует». Не было бы болезни, не было бы боли – был бы «спуск» в последние глубины? Большой вопрос.

Шестов, сын еврейского фабриканта из Киева, философские прозрения выводил из душевной болезни, а Асмус полагал, что восстание против разума вообще было сутью его умозрения. Но вот был ли он болен? Скорее, «ненормален» в соловьевском смысле.

Соловьев чтил разум, стремился к синтезу естествознания и христианства. Шестов – напротив. Итог – схож. И для одного, и для другого «упражнения» вокруг рационализма были лишь средством одному выразить трагические апокалипсические предчувствия. Другому, Шестову, и того хлеще: фатальная неизбежность смерти. Конечное уничтожение мыслящего «я». Фатальная роль случайности в человеческой жизни, а от случайности – к «любви к року» (коль справиться с ним нельзя, его, слепой рок, должно любить). Полюбить же стоит случай, как хаос, нагромождение страданий. Эти-то страдания должен показывать настоящий художник, истинный поэт.

Пушкин был первый, кто не уклонился от ужаса окружающей действительности, обозначил его и в себе:

Пока не требует поэта

К Священной жертве Апполон,

В заботах суетного света

Он малодушно погружен;

Молчит его святая лира;

Душа вкушает хладный сон,

И меж детей ничтожных мира,

Быть может, всех ничтожней он.

«Моцарт и Сальери»:

Все говорят: нет правды на земле.

Но правды нет – и выше…

Шестов тут же утрирует мысли поэта. Сальери убил Моцарта не от злой воли, а от бессилия человека противостоять бессмысленному хаосу, который и есть тайна жизни. «Ничтожность» же иррационалист Шестов тут же превращает в «порочность». Отсюда – неразлучность гения и злодейства (у поэта они несовместны).

Шестов допытывается, хорошо ли изучали биографии «великих». Вот Шиллер – чего это он, когда сочинял, ноги держал в тазике с холодной водой?

А я, дорогой друг, спрошу: «Чего это Киану Ривз в «Константине» для того, чтобы попасть в ад, ноги опускал в тот же тазик?»

Толстой, по мнению Шестова, «отнюдь не разделял высокие художественные вымыслы» и «мерзости жизни». Он естественно их соединял в своих художественных произведениях. Оттого и велик. Он и революцию  1905 года холодно «не заметил» оттого, что знал нечто большее и важное.



Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Пушкинская атака

    Н.И. Ушаков. История военных действий в Азиатской Турции. Граф Паскевич. Генерал Раевский (27 лет). Пушкин под Арзрумом. Атака на турок. Пушкин…

  • Пушкин - наше всё

    От Троцкого (Россия лишь топливо для мировой революции) Сталин повернул страну к русской истории и патриотизму. Великим советским поэтом был выбран…

  • Кто украл хомуты

    4-го мая, в электричке - две мысли. Первая - про тайную борьбу газет "Правда" и "Советская Россия". Шурчанов, бывший главред…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment