i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 28

Весы истории: московские власти под руководством Великого князя Сергея Александровича допустили трагедию на Ходынском поле. Но при том же Сергее Александровиче начали возводить Государственный музей изобразительных искусств. Революционная публика не простила Ходынки, расстрела 9 января 1905 года (главный советник Николая второго - стрелять - не стрелять - посоветовал: «Бей сволочь»). Некоторое время он пользовался огромным авторитетом в среде рабочих. Фраза: «Барин приедет, барин нас и рассудит», применительно к князю, читалась позитивно. Городской голова судил жестоко фабрикантов, что гнобили рабочего. Не смущало иностранное происхождение заводчика. В двадцать четыре часа высылал из страны бельгийских, немецких, французских барыг. Демонстрировал глубокую религиозность. Хотя высокое Синодальное начальство подозревало князя в гомосексуальности. Впрочем, может, и слухи распространялись обиженными фабрикантами и террористами. Ближайший советник - жандармский полковник Зубатов - образованный, умный, коварный. Это его затея - подконтрольные профессиональные союзы и агитация за проведение только экономической борьбы. Никакой политики, лишь православие и Бог. Нынешний режим глупее «зубатовщины». «Олигархия» боится допустить экономические акции. Не понимает, что точечное, не принципиальное, но широко разрекламированное наказание оборзевших толстопузых - один из эффективных защитных механизмов режима. Путин - князь Сергей. Но у того в руках были политические и экономические рычаги, а Путин одинок. Это не он пока терпит, это ему позволяют существовать до поры, до времени. «Стальной закон олигархии» перемелет любого, кто попытается встать на пути. Эсеры, превращающиеся стремительно в большевиков, «закон олигархии» знали (тогда, в начале двадцатого века, основной экспортный продукт - зерно, сегодня - нефть, газ, руды черных и цветных металлов). Еще немного - и гражданское общество, недавно народившееся, партии и революционеры всех мастей начали бы хиреть, слабнуть, впадать в зависимость от дурных денег богатеев. Каляев совершил эффективный акт политического террора. Режим «задергался», выблевал палача Столыпина. Вот сколько при этом, обожаемом Никитой Михалковым, дяде поубивали народа, никому неведомо. Столыпин - крестный отец большевизма, как бы это странно ни звучало. Ленский расстрел. Мировая война. Великие революции (буржуазная и пролетарская).
Княгиня Елизавета Федоровна на третий день после расправы над мужем посетила Ивана Платоновича и простила (как ни странно) губителя. Просила кузена Николая и сестричку Алису Гессенскую помиловать террориста. Но, если Устав странной монастырской общины Николя подписал, то помиловать убийц дяди отказался. Я видел во внутренней цитадели Шлиссельбургской крепости место у серой стены, где вешали и расстреливали молодых героев. Там растет яблонька. В Москве стоит необычный Покровский собор, воплотивший в своем облике все противоречия переломной эпохи. Елизавету Федоровну большевики поначалу не трогали. Но княгиня осталась независима в суждениях. Арестовали вместе с двумя монахинями. На Урале простых женщин отпустили, но одна осталась верна настоятельнице. Женщин казнили в городе Алексеевске, сбросив в семидесятиметровую шахту, закидав гранатами. Изуродованная внучка английской королевы Виктории некоторое время жила, распевала псалмы. Другой подданный английской королевы, Фридрих Энгельс, писал о народовольцах в 1879 году: «Против таких кровожадных зверей нужно защищаться, как только возможно, с помощью пороха и пуль. Политическое убийство в России единственное средство, которым располагают умные, смелые и уважающие себя люди».
Tags: Москва
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 483)

    Про рай пошло что-то не то. Появились крупноблочные дома. Четырех-, пятиэтажные. Оконные проемы странные – то узенькие, то продолговатенькие. И…

  • Заметки на ходу (часть 481)

    От Кремля выдвинулись к Новодевичьему монастырю. Куда-то вбок уходили мысли. Вылезали эмоции. В душе огромное «чувствилище». Оно утробно, сытно…

  • Заметки на ходу (часть 480)

    Когда отца пронзила невыносимая сердечная боль, матери рядом не оказалось. Если бы была рядом – отец бы выжил. Пока шли к больнице – солнце воли…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments