i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Заметки на ходу (часть 400)

Питер въедался памятью кожи и мускулов: здесь каждый день ходил Владимир Сергеевич Соловьев – длинноволосый, седой, прекрасный. Свистели снаряды, падали бомбы. Дом, в котором умирала Таня Савичева. Мне посчастливилось не просто пробежаться легкомысленным туристом по этим местам. Прильнул к этим улицам телом – всеми клеточками, всем потом, физическим напряжением.
Город, моя родина, не только хлестал в небо светлым столбом красоты. Он просачивался в каждый уголок, в душу, туда, куда человеческий разум не доходит. Мы смутно догадываемся. Но догадываться-то мы можем только по-ленинградски.
Не зря при советской власти истинные поэты, художники, музыканты селились по дворницким и кочегаркам. Тяжелый труд в прекрасных местах давал человеку кайф – он созидал красоту. Содержание улицы «с репутацией» в чистоте – разве не продолжение ее творения? Созидание прекрасного физическим трудом.
Дворник в центре Ленинграда – особый человек. А ну, как на Невском, или в Лавре, или в Петропавловке все заросло бы грязью. Гребенщиков пел про поколение дворников и сторожей – пел о коммунальных работниках центра города.
Работа дворника нравилась, успокаивала. Во время утренних усилий обдумывал (ах, какие мысли выпрыгивают из головы во время размеренных физических усилий!).
Прибегал домой. Седов и Ирка готовы бежать по своим заведениям. Чай (или кофе), свежая булка, масло. На углу тринадцатой линии и Среднего проспекта была пончиковая – часто завтракал там. Пять-шесть пончиков стоили три копейки, если с сахарной пудрой – шесть. Сахарная полоска или язычок - десять копеек. Большой стакан кофе – одиннадцать.
Работа нравилась не только из-за индивидуального воплощения красоты (Бродский хорошо отзывался о годах, проведенных в ссылке, и особенно о черной фуфаечке и кирзовых сапогах – в них удобно бродить в лесу!). Она давала мне, восемнадцатилетнему, свободу. Родители обиделись на меня из-за Ирки. Не отец, конечно, а мать. Сорок рублей помощи, которые они слали ежемесячно на первом курсе, теперь не высылались.
Юра Седов наблюдал, как привыкаю к новой, неведомой жизни с женщиной. Годы работал дворником, и Юра жил с нами. К третьему курсу стал исчезать – дискотеки по субботам. Можно найти девушку, с которой ночевали в какой-нибудь комнате. И нет парня два-три дня.
У Юры были красивые девушки, хотя продолжал он любить Кучерову. Однако, даже если я знал его девиц, он не ночевал в нашей дворницкой. Таня Петрова могла. Юра - никогда.
Дворником Седов не работал. Он вставал рядом, когда метели, или я улетал в Чебоксары. Зарабатывал иным способом – летом на два месяца стройки, сплав леса. И зарабатывал столько, что мне и не снилось. Отец не высылал ему денег. Это он помогал отцу.
Он познакомился с детьми арабских дельцов. Был одет с иголочки – в куртки, джинсы и свитера. У него многообразными и редкими были оправы для очков. Откладывал на книжку заработанные тысячи и с нее снимал, сколько нужно. Хватало, и с лихвой.
Звал на заработки и меня. Отказывался. Ритм дворницкой работы, ее совместимость с учебой и с моими взглядами устраивали.
Мы никогда не затевали денежных разборок. Никто никого не одалживал деньгами. Вопросы питания с Седулькиным решали деликатно – чувствовали, что что-то кончается (рис, гречка, картофель, хлеб), и аккуратно подкупали.
Арабские студенты научили Седова готовить рис. Даже без мяса он был вкусным. Мне больше ничего не было нужно – друг был рядом. Мог с ним говорить. Но дворницкая была моя – и Юра не возражал.
Ирка чувствовала неприязнь моей матери. Ну и что? Из-за этого бросать девушку, которая подходит тебе, через отношения с которой ты видишь все – себя, свои мысли, весь мир. Раньше ты всё воспринимал, как мать, – и музыку, и литературу, отношения с людьми. Матери было приятно. Она думала, что так будет всю жизнь.
Но этого не случилось. Появилась некая – и мир стал проходить через ее образ – плотно, всеохватно. Речь шла о серьезнейших вещах – о твоем резвом члене. Он ожил и прыгал от радости. За его резвостью вставали более важные вещи – Ирка могла стать матерью твоих детей.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments