i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 29)

При воспоминании о Грише Ирина оживилась. Глаза ее заблестели. Она тут же вспомнила знаменитую Гришину мысль о том, что он вполне счастливый человек, потому что еще с конца 70-х годов запасся огромным количеством порошка. А так как героином он не торгует, то при стабилизировавшемся потреблении препарата запасов ему хватит на много-много лет. Сами же запасы помещены в исключительно надежное место. Это, говорил Григорий, мои «вложения» покоя и счастья в самый надежный банк. Золото, зарытое в горшках, с этим «банковским депозитом» не идет ни в какое сравнение.



И еще Ирина вспомнила, как однажды Гриша пришел к нам в гости со своей старенькой мамой, с которой прожил вместе всю жизнь, так и не заведя семьи. Мы пили чай с вареньем, которое принесла старушка. И к концу чаепития она, обеспокоившись, напомнила сыну, что пора принимать лекарство. Как бы ему не стало плохо. Позже Гриша рассказал: мать прекрасно знает о его наркотической зависимости, ни в чем его не упрекает. Именно она следит за периодичностью инъекций, сама стерилизует шприцы, отмеряет строго определенное количество порошка. Мать, рассказывал Гриша, узнав о его зависимости, поначалу страшно переживала. Это был удар. Но потом, годами, Григорий убеждал мать, что от наркомании не умрет, что доза будет оставаться неизменной, и вместе они проживут долгие, долгие годы. Пытаться его отвадить от опия бесполезно. Если мать начнет бороться – это приведет к разладу, к неизбежной трагедии. К тому же Григорий подкупал доводами, что не пьет, не устраивает пьяных дебошей и пальцем не тронул мать. В доме ничего не пропито. Наоборот, всю свою зарплату (пусть и небольшую) он отдает маме. На героин, в силу счастливо сложившихся обстоятельств, ему денег тратить не нужно.

Потом, устав, мать смирилась. Единственная ее просьба состояла в том, чтобы сынок не нагонял дозу. Прошли годы. Мать увидела, что сын верен своему обещанию, дозу не разгоняет и, в отличие от некоторых его друзей, еще не «сошел» в могилу. Чист, аккуратен, всегда спокоен, благожелателен. Занимается с книжками и бумагами. Никаких оргий с друзьями. Что-то вроде старого одинокого психиатра-героинщика из фильма «Сердце ангела» Алана Паркера.

Григорий говорил, что мать очень любит. Ни в коем случае ее не обидит. Многие лишь болтают о любви к родителям. Он же, пусть и в специфической форме, на практике эту любовь и уважение являет. Он, как и обещал, норму потребления вещества стабилизировал. Мама знает, как это непросто для наркомана. И ценит это реальное воплощение сыновней любви. Многие истеричные женщины, вступив в борьбу с наркоманией детей, орут, вопят, бегают по психушкам, по врачам, отдают этим проходимцам огромные деньги. То есть всячески выставляют напоказ беду, болезнь своих любимых чад. Толку от этого публичного позора никакого. Только лишняя стимуляция к большему увлечению опием. Эти женщины не детей любят. Они себя любят, громко, публично стенают по поводу своей неудавшейся жизни. Им, видите ли, хотелось на свой вложенный «капитал» - любовь к детям, заботу о них (я же их выучила, выкормила!) получить проценты: спокойные, уважительные к старшим дети, успешно растущие по службе, имеющие семьи, детей. То есть, вложив в своих чад душу, они, корыстные, жадно ждут отдачи в виде самого ценного для мещанина – такой же предсказуемой, скучной и глупой жизни своих детей.

В жизни все не так гладко. Жизнь – не сбербанк. А когда это выясняется, то начинаются вопли, очень похожие на те, что издают люди, узнав, что банк, в котором они держали сбережения, ограбили. Его же матушка, говорил Гриша, не вопит. Она его действительно любит такого, как есть.

Мы еще поговорили с Ириной, сравнивая двух типов – ее клиента, собирающегося «мягко» прикончить мамашу, и Григория, которому сама мамаша готовит наркотическую дозу ради сохранения, пусть не счастливого, существования маленькой семьи. Пришли к выводу, что ситуация с Григорием более «эксклюзивная». Он умудрился запастись солидным количеством наркотика, которого хватит надолго, может быть, навсегда. Не всем так везет. В опасных поисках наркотика и происходят трагедии. Нужно еще посмотреть, как бы устроилась жизнь наркомана-искусствоведа, если бы не заветный запас. Может, он и вовсе врал про запасы. Если не врал, то история действительно уникальная. Что-то из области сочинений об обретенном «эликсире молодости».

Мы с Ириной пришли к выводу о схожих намерениях всех, кто собирается быстро заработать много денег и безопасно их разместить в выгодном месте. Сразу, много, чтоб хватило «навсегда». Чтоб, как Гриша, «сорвав куш», потом всю жизнь пребывать в кайфе беззаботного достатка, вводя в кровь своего эйфорического существования достаточные дозы благодатной зелени.

Но, подумали мы, Гриша нам ближе. Рантье – не наше явление. Как «Скупой» у Мольера или бальзаковский Гобсек. Там в массовом порядке добрались до изысканных форм наркомании денег. Приспособили к этому дела духовные. Украсили денежную наркоманию идеальными виньетками протестантизма.

Грише же денег было не нужно. Не с них он «тащился». А «тащился» он от обладания запасом возможностей находиться в ладу с окружающим миром и с самим собой.

Здесь Ирина заявила, что разговор со мной прекращает. Позвала меня с собой, посидеть с соседями. Но я еще не набрался сил для общения с биологом-экспериментатором. Думал, что хоть в конце пути мне удастся выдержать первоначальную установку: не вступать ни с кем в пустопорожние разговоры и просто смотреть в окно. Я сказал, что уже одурел от пышущего жаром титана и вынужден вернуться к мусорному бачку, предварительно облившись из пластиковых бутылок в тамбуре. В своих синих трусах с белыми лампасами быстро проскочил мимо наших мест к окну над мусорным бачком. Когда туалет освободился, быстро наполнил водой две пластиковые бутылки.



Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments