i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 398)

Петрова сказала, что зимой уйдет из дворницкой, а пока мне с Иркой нужно перекантоваться. Жить с Петровой не желал. Слишком шумно у нее, нужна тишина, Семенова и возможность заниматься.
На помощь подоспел Женя Кузнецов. Он посоветовал написать заявление на его имя, что, в связи с обстоятельствами, мне необходимо, в свободное от учебы время, работать. Заявление было написано. Через неделю началась работа дворником на тринадцатой линии Васильевского острова, там, где располагались высшие женские курсы, а теперь был механико-математический факультет университета.
На руках были ключи от служебной квартиры на семнадцатой линии. Старинный дом во дворе-колодце, предназначенный под капитальный ремонт. Квартира на первом этаже, но весь четырехэтажный дом был пуст. В коммуналке - пустые пыльные комнаты. Завалены хламом.
Сильно топили, облупленные батареи пылали. Найдено было два таза, грязные кастрюльки, несколько ведер. Имелись облупленные столы, шкаф без створок и два ободранных кожаных дивана. Газ на кухне, холодная вода, унитаз с отколотым ободком, в котором все время журчало. Газ работал бурно. Голубое пламя поднималось высоко, а когда на пламя ставили таз с водой или чайник, то они превращались в закопченные сосуды. Потолки высокие, а с высот спускались электрические шнуры, в которых были патроны, а в них тусклые лампочки.
Остался доволен увиденным – пустой дом твой. Стол на пузатых ножках пошарканный, но писать можно. Пара табуреток – очень грязных.
С первой квартиры стало нравиться убожество – страшные табуретки, разбитые диваны, голые лампочки. Любят люди Венецию. Она вонючая, старая, разваливающаяся. Но художественные натуры уверяют, что в упадке имеется прелесть. Вонь от зассанных каналов мила.
У Алексея Германа, в фильме «Мой друг Иван Лапшин», квартира, в которой живут опера, – тусклая коммуналка – копия квартиры на семнадцатой линии – и постоянная осень.
Полюбил «прелесть увядания»! Ничего не нужно – свежая любовь, кожаный диван, который скрипел и визжал во время наших «сексуальных этюдов», и ободранная настольная лампа, у которой вечерами мы читали. Одно плохо – комары круглый год.
Привел свою девушку в квартиру. Думал – тут же упадем на диван. Меня ждут плотские утехи. Не тут-то было. После месячного проживания в общаге Ирина стала неприступна. Лицо безрадостное и озабоченное. Скинула кофточку, юбку, натянула спортивные бриджи и принялась драить полы. На мойку полов ушло несколько часов. Потом обдирание старых обоев, вышвыривание совсем уже разваленной мебели и кипячение – нужна была горячая вода.
Мне не интересны внешние детали – лишь бы чисто, и все. После заселения в разваленную халупу в силу вступило чувство очарования разложением и упадком.
Дворы-колодцы, грязные стены, вечный полумрак, даже в солнечный день, и что-нибудь от природы – капли дождя по ржавым карнизам или огромные снежинки, медленно падающие в эти черные воронки.
При выходе на первую линию есть дворик, где на стене сохранился ангелочек. Раньше он был беленький, а стены – грязно-салатные. Останавливался под ангелочком и стоял, один, слушал, как звенит дождь по крыше или лениво шумит и перекатывается ветер в сером северном небе.
Нежность, которую испытывал к Ирке и другу Седову, сплелась с нежностью старых дворов, серого неба и мелкого дождя.
Если старье вызывает умиление, то несовершенна теория прогресса. Человек, конечно, меняется. Но кто доказал, что в результате изменений он делается лучше? Другое – не лучшее. Умные любят развалины – государств, древних городов, дворцов, домов, столов и диванов.
Кстати, дом с амурчиком принадлежал брату художника Брюллова.
Пользование унитазом требовало умения. Не было ванной комнаты, душа. По субботам ходили в баню.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 466)

    Крым в снах странный. Не море, а река. Река серая, а по берегам черные деревья. Мне известно, что это не река, а море. Важен не объект, а «чувство»…

  • Заметки на ходу (часть 465)

    Народу не нравится такое руководство. Так не нравится – до смертельного безразличия. Как до революции. Тогда телевизора не было – и народ…

  • Заметки на ходу (часть 464)

    Ее родственник скончался, работая в Москве рабским трудом. Он платил за 6 кв.м. в каком-то общежитии в Московской области 6 тыс. руб. частнику. Был…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment