i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Заметки на ходу (часть 395)

После зимних поцелуев Ира была в Питере на весенние каникулы. Пионервожатая вместе с учителями привезла в город на Неве школьников.
В это же время в Ленинграде была в командировке моя мать. Она привезла брата Олега. Мама мыла пол в общаге, драила его и скоблила. Наверное, стремилась меня отдраить от скверны, в которую я погрузился, завязав отношения с Семеновой. Мать злилась, не разговаривала, зато с Олегом мы провели несколько хороших вечеров.
Узнав, что приедут мать и брат, купил билеты в театры и филармонию. Повел Олега в Эрмитаж. Запас билеты и для Ирины. Все приходилось координировать. В гостинице, где остановились школьники, Ирина не жила. Поселилась поближе ко мне. Ночевала на Шевченко, 25, в общаге, в комнате у Наташи Гречко. Потом наступила пора знакомства с Петровой, и Ирина жила у Таньки, на Василеостровской.
Мать с братом остановились на улице Добролюбова, где жил и я с отцом, и уехали в последний день школьных каникул. То, на что я надеялся, Ирина сделала – взяла два дня за свой счет и осталась в Ленинграде после Олега и матери. На двое суток у меня оказались ключи от квартиры на улице Добролюбова.
Вечером, 30 марта семьдесят девятого года, мы наконец остались одни. Улеглись в постель. Мне уже было восемнадцать, а Ире до восемнадцати еще оставалось одиннадцать дней.
Девушка была девственницей. Первый опыт с женщиной? Мои эротические фантазии были богаче. Но первый опыт освоения женского тела прошел успешно.
Поначалу безрассудно «взревели реактивные двигатели» аэропорта Курумычи, и полились дикие образы. Горбунок резво вскочил, да так глупо и торчал, даже когда все содержимое, белое и горячее, вылилось Ирке на живот.
Вертелось в голове, чего этот «дурачок» вскочил. Материя человеческого тела приводила в чувство. Мой молодец погружался в глубь влагалища медленно и трудно. Ему было тесно и немного больно. Удовольствие идет от напряженного члена. У меня напряжение было, но где же пресловутое наслаждение?
Неоднозначное продвижение в глубь Ирки вовсе прекратилось. Она, голая, с торчащими грудками, глубоко дышала. Складывалось впечатление, что могла и не дышать глубоко, а дышать ровно.
Она лениво открыла глаза и трезво прошептала: «Тише, Игорь, мне больно». Не смутившись, напор сделал более решительным. Тут, вроде, пошло. Ирина застонала, как будто ей вынимают занозу из пятки. Какая тут страсть на шелковых простынях, какая тут «Анжелика – маркиза ангелов»!
Почувствовав, что дежурно кончу, шептал чушь: нам сейчас дети не нужны. Кончил Ирине на живот. Она не сопротивлялась.
Стал смотреть – есть ли на члене кровь. Кровь, по моим представлениям, должна быть, поскольку рвалась девственная плева.
Кровь имелась. Немножко и на простыни. Нам досталось не королевское ложе. Простынь не шелковая, хлопчатобумажная, со штампом гостиницы.
Но, в отсутствие сладости, в теле поселилась легкость. Легкоть, какой раньше не было. Иринка завозилась, зашептала, что испачкали простынь, надо бы застирать. Перебрался в кресло, а Ирка, обнаженная, отправилась с простыней в ванную.
Удовольствие от первого созерцания женского тела. Окончательно убедился, как полно отвечает фигура Иры моим предпочтениям.
Легкое самодовольство – точно попал в цель. Увидев жену прекрасной в полосе света, что била из ванной, почувствовал – такой она будет и в сорок, и в пятьдесят, и в шестьдесят.
Уснули на влажной простыне, обнявшись. Сон был глубокий, спокойный.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments