i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 109

Итальянцы вбили в башку бога, а бог - это концентрация силы. Человек, не надо обманываться, боится бога. Преувеличенное упование на милосердную Деву Марию. Надежда, раскрывающая тот же страх. Теоретизирование. Инженерное творчество Леонардо-изобретателя - крылья придумал, чтобы взлететь, как Господь. Танк - чтобы защититься от гнева его. Велосипед - быстрее смыться с Божьих глаз. Водолазный колокол – исчезнуть от очей боговых в глубинах морских. Анатомические штудии - так ли прекрасен человек, как его малюют, чтобы поставить рядом с господом. И хватит ли у него силенок взлететь, укрыться, уйти в пучину, если что. И прекрасно, и рационально. Зыбкость образов - знаменитое «сфумато» Да Винчи, улыбочка Джоконды. Придет расплата - заявить: «Не при делах», - и мягко раствориться в коричневатой полумгле. Раздражали венецианцев, римлян, флорентийцев, ребят из деревень (Рафаэль из Урбино) творцы дерзкие, резкие (Микеланджело). Презираемые тайными завистниками, последователи четкости угрюмы, нелюдимы, мнительны, а то и вовсе участвовали в кровавых поединках и убивали (Караваджо).
Голландия далеко от теплой Италии. Художники простодушно доверялись природе. Люди простые, не испорчены латынью, греческим, грамотой. Убогих не тронет мать-природа. Думали - дружат с неведомыми силами и рисовали уютные, домашние картинки, посчитав, что на этом их отношения с природой налажены. Тревогу проявляли немцы, пораженные готикой (архитектурой). Веками строили (и продолжают сейчас) громадные здания готических соборов. Двойственный народ: собор - вызов небесам и одновременно жертва им же. Природу на первый план, в религиозных хлопотах, «выпустить» забыли. Готический пейзаж (Дюрер, Ганс Лей, Альтдорфер). Занимались пейзажем у немцев друзья Парацельса. Натурфилософия приоткрыла «дверцу» пейзажному искусству (теория стихий). Тут страх Божий имел свое болеутоляющее - «первичную материю». Оглянулся - сзади унылые города, спереди - головы в шапках, платках, у некоторых подняты воротники. Натурфилософия в чистом виде: холодно, пронизывающий ветер - надень шубу.
Подумал про термокальсоны и теплую фуфайку: любому рассуждению нужны внешние и внутренние условия. Внутренне - категориальный аппарат и история возникновения каждого базового понятия. Законы как основные способы соединения категорий между понятиями и с окружающим. Внешне - сытость и тепло. Из-за предусмотрительно натянутых подштанников комфортно. Передо мной прыгают, стуча каблучками по мостовой, три нестарые тетки и обрюзгший мужик. Он - спокоен. Видимо, как и у меня, все на месте, ветерок не поддувает. А вот у молодящихся дамочек на месте не все. Им-то поддувает: «Ой, Ленка, - тараторит одна, высокая, - стоило отгулы брать, чтобы тут мерзнуть. Ты музеи, вообще-то, любишь?» Вторая, полненькая: «Стоило из Ханты-Мансийска гребаного, из конторы нашей вырываться. Новый год! Вот вам Ленинград, музей. Погода паршивее ханты-мансийской. Зуб на зуб не попадает». - «Девочки, ладно вам! - это третья, пухленькая, маленькая, - словно синичка. - Потерпим, потом погреемся. Когда «живого» Айвазовского увидим. Ленка, у тебя же в зале висит, «Радуга» называется. До чего музеи люблю, почти не бываю в них. Кто-то каждый день ходить может, время отдельной картине уделять. Как на море или реке: коренные жители редко ходят. Время есть, успеем наплаваться. Умирают - и все». Две первых, хором: «Ритка, ты скажешь! Умирают. Ничего. Живут и квартирантов на лето пускают. Им бы столько зарабатывать. Иваныч, чего молчишь? Постоим или пойдем?» «Иваныч» молча открывает кожаный портфель, футлярчик. В нем - мельхиоровые рюмочки с чеканкой по ободку, ножик: «Лимон забыл. Захватил яблоки. Ну?» - флегматично спросил у спутниц «Иваныч». - «Что «ну», что «ну»? - радостно затрепетали тетушки. Околели совсем. Давай!» Мужчина ловко разливает коньяк в рюмочки, режет на дольки яблоки на портфеле (его поддерживают женщины). Хорошо пьют интеллигентные бухгалтерши в лисьих воротниках: глазки прикрыты, мизинчик с маникюром оттопырен. Золотистый напиток потребляется медленно, высасывается умело. Не фыркают, сморщившись, по-деревенски опрокидывая стакашки, с полузакрытыми глазами, надкусывая соленый огурец, а молча, с благодарностью, ставят рюмочки на место. Лена, глубоко вздохнув, молвила: «Хорошо-о-о! Молодец, Иваныч! Вот, что значит мужчина, который разумеет».
Вернулись В. и М.: «О! - воскликнул брат, увидев веселую компанию. - А мы не догадались». Очередь шевельнулась, завздыхала: тоже не догадались вовремя. Кто ж ожидал, что на Айвазовского столько людей придет!
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments