i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 28 декабря - 7 января 2017. 107

Басы - в стену. Друг делает зарядку. Эспандер, гантели, турник. По-прежнему бел телом, отчаянно сух и мускулист (курит сигареты без фильтра «Голуаз»). Соседи привыкли. Утро - сорок минут разминки. «Aerosmit» или последние, тяжелые альбомы Оззи Осборна. А сегодня, как по заказу, Роджер Уотерс. Сначала альбом «The Pros and Cons of Hitch Hi King». Пластинка - музыкальная запись сновидений рокера. Эротика. На обложке - голая манекенщица. Пытались ретушировать красивую задницу девушки Йоко. Она привиделась во сне музыканту, и неодобрительно высказалась о записи с музыкальным переложением снов. Эрик Клэптон интервью не давал, а совместно с Лондонским филармоническим оркестром честно отпахал на записи. Получилось неплохо. Последняя композиция «The moment of CLARITY» завораживает.
Седов, под медленные аккорды, шумно выдыхая воздух из ноздрей, плавно поднимает и опускает руки. Ложится на пол. Ноги - неторопливо вверх, держит в таком положении, манипулирует со ступнями. Тут - следующий студийный диск умельца: «Radio K.A.O.S.». Старый радиоприемник, кто-то бубнит, жестяной смех (это оттого, что динамик у радио старый). Так задумал музыкант. Много отрывистых монологов, непонятные куски диалогов, шипений, шорохов, из которых порождается мелодия. Роджерс любит пение птиц. У него каждая песня - катарсис: громоподобные аккорды, дребезг, треск, рычание. Мелодия, даже заоблачно высокая, пронизана густым ритмом, как бьющееся сердце. Последняя вещь с диска - «улетная»: «The Tide is Turning (Athere love Aid). Седов, знай себе, накручивает вздыбленные кверху ступни.
Иду на кухню. В. пьет не чай, а настоящий кипяток, закусывает большим куском торта (вчера купили в «Пятерочке» - «Сметанник» называется). Музыка «пронимает». Душа улетела на небо, тело тянется следом. За окном - серость. Там, где сейчас солнце, - белое пятно. Светлое. Просто сгусток белого тумана. Вот и мурашки поползли по спине. Был бы волшебник-мудрец - исследовал бы копошение «жучков» приятности. Специальный «прибор» - вот они, словно чешуйки золота, накрывают спину. Затрепетали крылышки, и вот вам - «Улетающий Монахов», «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».
За лесом - река Кукарка, залив, на далеком, противоположном, берегу - корпус электростанции, полосатые трубы. Валит пар, растворяется в небе. Седов - дядя пахучий. С первого класса ведом его запах. Пахнет конем - сытно, глубоко. Двигает торсом. Пот брызгами летит по сторонам. Кладу руку на голую спину. Горяча! «Знаешь ли, - говорю, - диск повествует об инвалиде Билли. У него телефон, компьютер. Через них общается с миром, нагоняя на пользователей Интернета страх ядерной войны. Гуссерль, Кьеркегор, экзистенциалисты - все про смерть. Боятся ее. Значит, больше ничего не завоюют». - «Переставь диск», - пыхтит С.. Беру с полки пластинку «Amused to Death». С. выдохся, валялся на полу. И я завалился. Наслаждались мощной музыкой самого удачного сольного проекта Уотерса. Закрыв глаза, молчали. В непроницаемой тьме головы хозяйничали тягучие, медленные мелодии, горела пламенем вторая вещь «What God Wants, Parti».
В. сообщил, что звонил М.. К часу он ждет нас у Русского музея. Там - грандиозная выставка Айвазовского, посвященная двухсотлетию художника. Спокойная морская вода, освещенная луной, как нельзя кстати, подошла к одиннадцатой композиции «Amused to Death». Поскакал в ванную комнату. Фыркал. Чистил уши и зубы. Обливался холодной водой. Холодный путешественник Игорь приготовился к холодной встрече с городом, стынущем на ветру.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments