i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 105

Кухня большая, удобная. Стены увешаны сковородками, надраенными так, что в них смотришься, как в зеркала. Дома фотография Седова висит у меня в зале. Чернобыль, старший лейтенант Юрий Анатольевич Седов сидит в блестящих сапогах, при погонах. Скрестил пальцы рук на колене, закинутом молодцевато на другую ногу. Блондин. Красавец. Если бы не очки, то точно - молодой Олег Янковский из кинофильма «Щит и меч». Моя фотография в рамочке - у Седова на кухне, под телевизором. Я - не молод, следы солидной усталости залегли в морщинах на лбу. Юра говорит, что когда пьет с утра кофе, я - всегда рядом: «Удивительно, - рассказывает друг, - приходят дамы, я с шампанским, то да се, а они сразу на тебя: кто да что. Мне приятно. Рассказываю твою историю. Кое-что прибавляю. Была «Одиссея капитана Молякова». Пора расширяться до «Хроники капитана Молякова».
В.: «Дядя Юра, самогон классный. Идет мягко. Никакого привкуса сивухи». Седов возбуждается, открывает нижнюю дверцу шкафа: «Вот, купил по случаю. Дубовый бочонок. Самогон перегоняю два раза, очищаю, чтобы привкуса не было - и в бочонок. Пятнадцать литров. Выяснил, как делать «по уму». Законопатил все плотненько. Уже год полный стоит. Десять лет выдержу. Думаю, еще успеем попробовать. А пьем просто хороший самогон. Тот, что дважды прогоняю, чищу молоком, настаиваю на кедровых орешках. Да был бы спирт приличный - на всем можно настаивать». Смеюсь: «Помнишь, в Чонкине? Из чего гонишь? - «Из дерьма, Ваня, из дерьма». Автор сволочь, лютый враг, но смехом, собака, брал Чонкин - смешной русский Швейк». В углу холодильник. Большой. Телевизор размещен на металлических подпорках, крепко привинченных к стене. Чуть ниже - моя скорбящая о народе рожа.
Холодец хорош, в желе чувствуется лаврушка, хорошо обсасываются косточки - круглые, не острые. Хрен крепок. Мажу толстым слоем на тонкую пленку белого холодцового сала. В телевизоре мечется некто блестящий, в белом фраке и жабо, - то ли Басков, то ли его подельник Филипп.
«Вот такие, как те, что на экране, в истории с «Викингом» непонятны. Сюжет прост, да людишки путанные, сияния напускают. Владимир, внук князя Игоря, - варяг? А Игорь? Допустим, Нестор написал три основные летописи. Он, незаметненько, начинает этого князя превращать в русского. Отбивался от степняков, рисковал, но на месте не сидел: засидишься - проиграешь. В Царьграде был? Брал? Дважды! Народу нужны победы. Святослав, сын, выходит, русский. Как отец, во внешние конфликты вмешивался, а жестко дань собирал с родственных племен. Легко так, жена его, оставшись одна с тремя детьми, снова соседушек теребила. Что с древлянами делала! Ужас! Филистимлянам библейским не снилось! Трое сыновей Святослава перегрызлись. Жесток Владимир: беспощадно расправился с родней. А в кино - хнычет, сомневается, прощает всех. Голая политика, экономика. Но вот отчего он викингом оказался? С наемниками-северянами знался. Древний летописец осторожно провел историческую фальсификацию, а киношники эту «затею» нарушили. Владимир - викинг! Только западный человек способен на шаг вперед. Только он смог темным славянам Христа проповедовать. Не Кирилл с Мефодием. А как мучается в конце красиво! Прямо верующий подросток из фильма Серебрянникова», - завершил свою речь, отрезал очередной ломоть холодца: «А чего хлеб не берешь?» - участливо спрашивает Седов. - «А это чтобы больше места осталось для курицы с картошкой. Хлеба и дома наемся», - парирую.
В. и Юра тяпнули по третьей рюмке, и сын отправился спать. Седов достал толстую тетрадь, читал последние стихотворения, которые хорошо пишутся после объемной рюмки. Сочинения мне непонятны. Начал наигрывать на японской флейте: «Хорошо, - бодро сообщаю другу, - всего хватает. С годами нужно все меньше и меньше. Мало имущества - ты им распоряжаешься. Много - он владеет тобой. Еда сытная, здоровая, носки с оленями, белые, теплые - чего еще желать! Вот оно - приращение свободы к старости». - «Упрощаешь, - заявляет Юра. - А дух? Наше сознание - поверхностная концентрация бесконечно трудного существования, растянутого на миллионы лет. Оно вокруг нас происходит. Понять не в силах, но нагло лезем, гордимся исконным. А это лишь малая часть айсберга над темными водами.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments