i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 99

М. тяжело. Парень сильный, а «муки» творчества сильнее. Может, чем здоровее человек, тем глубже «поражение» раздумьями. Во всем - в дружбе, в любви. Роден выразил эту мысль - ощущение. Ведь его памятник Оноре Бальзаку так напоминает «Раба» Микеланджело! Шевелюра, голая грудь, ручищи, терзающие путы хламиды, вздувшиеся мышцы шеи. М. ходит вдоль картона, непроизвольно гримасничает, шепчет под нос ругательства: «Ах, ты… Черт, что же делать?.. Слабо, совсем нехорошо». Сижу на надутом матрасе «ortex». Замечаю, что каждый раз в нарисованной композиции что-то поменялось: христианские старцы в белом уже вовсе и не старцы. Некоторые персонажи исчезли. У стены, на которой повешен картон, весь пол в серых пятнышках и черной пыли. Постоянное пользование резинкой. Ее останки ковром расстелены у эскиза. Стирается же уголь, которым ведется прорисовывание. Некоторые части уничтожаются резинкой, в ватмане образуются дырки, и брат по несколько раз заклеивает проплешины. Рассуждаю об идее нарисованного. Русские реалисты органически идейны. Интерес к народу. «Утро стрелецкой казни» - документалистика, в которой раскрываются великие силы - и побежденных стрельцов, и победившего царя. По телику показывают отношение европейцев к нам - высокомерное, невежественное. Так и у Василия Ивановича - та же мысль: западники чужды, омерзительны. Наши люди бывают беспощадны: «Покорение Ермаком Сибири» - на лицах коренных сибиряков ужас и страх. А ходят по краю гибели наши с беспримерной отвагой и веселостью.
Говорю брату: «Иногда не разберу, где сегодняшний канал «Россия-1», а где Суриковское «Взятие снежного городка» - «одним махом всех побивахом». Живописцы-мифотворцы (братья Васнецовы, Кулибин) - опять про славян, мещан. Знаменитые «Три богатыря». Про Русь - европейскую, греческо-православную, а не католико-латинскую - раздумываю много: Николай Ге с «Тайной вечерей» да Крамской («Христос в пустыне»). Даже пейзажи Левитановские пропитаны идеологией. Каков мотив изображаемого? Семирадский «погружался» в язычество. Кодтарбинский тоже. Не русские. Поляки. Зарабатывали живописным ремеслом недурно. Хочешь покрасивее сделать, а мысль - по боку?» М. разъясняет Крамского с Ге: «Хочу нарисовать, как у Поленова «Христос и грешница». Не соглашаюсь, советую усилить идейную основу, чем расстраиваю брата.
В. звенит чашками, кипятит воду. Иду искать любимых рыб художника Геннадьева. Темный коридор, дальний свет в конце. В следующем фойе обнаруживаю стоянку грамотного человека: большой стол под зеленым сукном. К нему прислонен кусок гипсокартона. Вместе со столом, стульями, этажеркой с книгами всунута продавленная раскладушка. Пуховая перина, старая, смятая до неимоверной тонкости. На столе - тома. Сверху - Герцен, Чернышевский. Ножницы, несколько деревянных линеек, стакан с отточенными карандашами. Человек одновременно работает над двумя текстами - раскрыта книжка Виктора Голявкина и пожелтевший альбом «Художники Удмуртии». На удмуртах лежит линейка, по которой, карандашом, отчеркнут абзац в тексте. На стуле круглый коврик из цветных лоскутков. Мутная вазочка с засохшей розой.
Выхожу на лестничную клетку, нахожу разобранных на куски рыб. В доме на Песочке туго с идеями. Отделываются малопонятными образами. Бессмыслицу обессмысливают. Минус на минус плюса не дает. Говорю в лестничный провал: «Геннадьева-то за что! Ведь безыдейный, как пейзажист Васильева».
Перебираю обломки - рыбий глаз, хвост, плавники. Он ведь и чешую когда-то рисовал.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments