i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Дневничок, ЮБК. 21. Чайки и дельфины

Пришли с горы. Рвет болью палец без ногтя. Все ругаются – мать, И., Олег. Впрочем, Олег – не очень. Говорит: «Если бы не жена и был бы чуть похудее, тоже пошел бы». Ночью смотрю удивительный фильм «Злой дух Ямбуя» (неплохо и у нас снимали ужастики). Новости на украинском. Украинский – женский язык: легкий, сладенький, гладкий. Из женских ротиков так и льется – коханый, ридна, злыдень писюкастый. Когда эту сладость изливает здоровенный Янукович, становится как-то не по себе. Живу среди чувашей – язык резкий, угловатый, жесткий. И русский – такой же. Что делать! Север. Ближе к югу – и льется по буквам украинский мягкий говорок, как яблочный сироп. Пять минут украинской речи – во рту ощущение, будто объелся карамелек. Любит украинская публика золото. Разденется дивчина – а на ней солидная цепочка. Горят желтым на солнце огромный православный крест да еще солидная иконка со святым покровителем. На мужиках и кольца, и браслеты. На детках-карапузах – и то золото.

По берегу бродят здоровые чайки. Безмерны – и страшно. Прямо-таки индюки, а как развернет крылья – ясно, существо вольное, морское. Маяковский:

В авто

          посажали

                            разных армян,

рванулись –

                            и мы в пути.

Дорога до Ялты

                            будто роман:

все время

                 надо крутить.

Про «разных армян» - верно. Олег с семьей каждый день берет на пляже порцию плова. Рис желтый, куски мяса большие, красная морковь, и желтое масло течет по Олеговой бороде. Вкусно. Тут же, на глазах, в огромной полусфере выколдовывают этот деликатес армяне. Все побережье вокруг клуба «Дискавери» под началом армян. Боссы приезжают редко. Не «Порше», а трижды «Порше». Не «Мерсы», а «Брабусы» и гигантские «Доджи». Люди с машин чинно усаживаются за столики. Ослепительно белые рубахи. Идеально выглаженные черные брюки. Мягкая обувь. Волосатые груди. Безразмерные животы. Красные губы еле шевелятся, давая истечь ленивым словам. Толстые пальцы в перстнях вяло перебирают зелень. Пива не пьют. Очень мало пьют красное сухое вино. Никакого мяса. Тогда откуда такие животы?

Великолепные иномарки тоже от Маяковского:

Сначала

              авто

                     подступает к горам,

Охаживая кряжевые.

И еще:

Авто

       начинает

                       по солнцу трясть…

И финал: 

Когда ж

                                окончательно

                                                         это доест,

                  Распух

                             от моторного гвалта.

                  - Стоп! –

                                 и склепом

                                                    отдельный подъезд:

                  - Пожалте

                                   червонец!

                                                      Ялта.

А ведь была еще и случайно лопнувшая шина. Ялта. 1924 год. И уже – автомобили, армяне, любовь и шашлык. Сто лет почти прошло – все то же. И приторная украинская мова. В Крыму легко предвидеть будущее. Все – как на ладони. Глупости пишет Арон: «Вот почему мне кажутся тщетными попытки предвидения». А люди будут стремиться к солнышку, к морюшку. Как усталые тюлени, будут они раскладывать свои не слишком свежие тела на горячих камнях, а вокруг будут визжать и копошиться детеныши. Племяшка Анька просится со мной в море на матрасе. Идем в тихое место. Отплываем. На волнорезе стоят двое – солидные, седые, лысоватые. Разговор. И такой задушевный – будто бы два председателя дружественных колхозов на полотне начала пятидесятых. Глухо рычат моторы. Молодежь быстро несется вверх по склону на разноцветных квадроциклах. Пролетает по небу дельтаплан с моторчиком.

Заплываем с Анютой далеко. Море лениво колышется. Так же лениво из волн вздымаются блестящие тела коричневых дельфинов. Их – двое. Еще и еще, неторопливо, пропускают животные свои спины под лучами солнца. Анюта кричит от радости и страха. Мне жутковато. Так близко этих млекопитающих рыбин не видел никогда. Маску – на рыло. Ласты – к бою. Соскальзываю с матраса в зеленую толщу воды. Далеко-далеко в водном тумане две впечатляющие тени ускользают средь водных плотных пластов. Наверное, до будущего лета.

Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment