i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 75

Пробираясь к Итальянской улице, миновали несколько «чудинок». Вот маленький белый бегемотик (естественно, не настоящий) весело улыбается, заманивает в харчевню. Собачки, кошечки, цапли, тигры и египетские сфинксы, компактно размещены на тротуарах, что делает справедливой догадку М.: «Выпьешь изрядно, натыкаешься на уродцев, с тротуара, а то и с лестницы, в подвал питейный «загреметь» можешь». В витринах - взрыв фантазии: елочки, шелковая ткань белого цвета, имитирующая снег, саночки, снегурочки, лошадки. Все игрушечное великолепие охвачено ярким светом. Между тем - мрачно. Тепло, безветренно, ни снежинки. Сырость воздуха, как соль, разъедает раны домов. На улице Лабутина (ополченец, закрывший грудью амбразуру с пулеметом) дома столь же нелепы, сколько и ободраны. Разложение - физиологично. Неприятное, но природное, явление. Словно труп раздавленной собачки. Развал домов, гниение деревянных конструкций еще более противны: тут разваливается творение разума, плод труда. Разложение человека ужасно, но гниение человеческого еще противнее. Исчезновение созданного человеком подхватывают, насаждается мнение, что мерзостный процесс хорош. Муть проистекает от разума. А ведь основная функция коры мозга - укутать глубже подкорку, чтобы не выпирала животная суть.
Если желаете насладиться прекрасным доброго и прекрасным злого «в одном флаконе», приезжайте в Питер. Побродите в подворотнях, в тошнотворных дворах-колодцах, в которых не бывает солнца. Здесь проживают странные поэты и мыслители - Бродский, например. Неужели жители думают, что обилие рекламных огней веселит их, и не так жмет виски холод исчезающих стен. Беспрерывные нити огней, ленты полыхающих витрин, как рубцы от ударов плетью, сочащиеся кровью.
Итальянская, Театр Комиссаржевской, желтая стена Этнографического музея. Автобусы с забугорными туристами. Они не говорливые, не в белом. Тут вам не Лидо, уважаемые. Западники не ожидали агрессии от свинцовой Невы, иглы Петропавловского собора, хищно карябающей брюхо небесного мрака, угрожающей огромности дворцов. Не «дома-пирожные» (типа витиеватого Дрездена). Как будто кирпич ржаного хлеба. Грузная решетка Михайловского дворца напоминает ряд гренадеров-гвардейцев. Аникушинскому Пушкину на нас наплевать. Если смотреть на памятник сзади, то кажется, что поэт улетает, небрежно отмахиваясь от зевак: «Да ну вас к черту!»
Мы как раз движемся туда, куда он нас послал. Беспрерывный поток людей движется к храму Спаса на крови. Корпус Бенуа прикрыт палатками: юбилейная выставка Айвазовского. В Русском музее 1 января нерабочий день. Вдоль канала Грибоедова пробираемся, сквозь плотный поток гуляющих, к узкому мостику, на противоположную сторону, к Чебоксарскому переулку. На круглой гранитной лавке сидит девушка хиппового вида. Под задок аккуратно подложена пуховая подушечка. Это успокаивает - волнуюсь за всякого на холодном камне: не застудился бы! Маленький складной велосипед, черный футляр для инструмента: «Бонг», - авторитетно заявляет В.. Металлическое блюдо - выгнутое, с круглым углублением. М.: «Похоже на половинку луны с кратерами». Хиппушка острыми пальцами, собранными в пучок, касается «луны» в определенных местах. Звук, как кислое мороженое, медленно «оплывает», поднимаясь к небу. Мостик забит. Девочки, издающие бессмысленный смех. Захлебываясь визгливым клекотом, вопрошают у длинного молодца: «Нужны или не нужны? Если да, то куда поведешь вначале? Выпить бы чего…». Не выдерживаю, бурчу под нос: «А не пошла бы ты на х…! Кому ты нужна!»
Потеплело в душе. Толкаю в бок М.: «Вон твой немец из Венеции». Навстречу пробирается группа фрицев. Старушенции окружают толстяка в клетчатой кепке, в белом шарфе. Старик знаком лицом (крепко красным), весел. Что-то говорит по-немецки, а ветхие дамы не смеются, но деликатно гогочут. Проходят мимо. От немца пахнет табаком и одеколоном. Не позавидуешь - как он, в одиночку, справляется с выводком старых гусынь. В.: «Мужик выпил уже. Хорошо ему». А как в Питере зимой выжить, не выпив? С ума же можно сойти. От Лютеранской церкви, что рядом со Шведским консульством, мимо памятника питерскому городовому, проходим к Дому Ленинградской торговли.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments