i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 74

NB! - моя жизнь. Направляемся к Генеральному штабу мимо Этнографического, затем Русского музея. Говорю В.: «Идем мимо «Публички». Со стороны памятника Екатерине Второй – высокие окна читального зала. Там сидел за книгами, сильно возбужденный. Оттуда - привычка запечатлевать в сознании (уж какое есть, но мое) всякую мелочь, увиденную, прочувствованную. Делаю это непроизвольно - страстно и пристрастно.
У Ленина, ценившего Публичку, был метод, и «заводился» он от главной мысли. У него - идеи, то есть мысль как руководство к действию, само начало действия. Усиливало напряжение духа многократно. Я же «стреляю по воробьям» - ни четкой идеи, ни плана на ее основе. Сидят потрепанные художники у сквера, напротив Александринки. Каждого стараюсь запомнить, нафантазировать его житье-бытье.
Мысль растекается. Становится дряблой, безрезультативной. Страсть перевоплощается в лихорадочную суетливость, мечется, а мне, дураку, приятно: способен думать. У каждого лихорадочного «думателя» «NB» свое. Ильич не писатель-беллетрист, ни про крестьян, ни про рабочих, как Горький, историй не выдумывал. Но - запечатлевался конкретно. В «Публичке» (массовом скоплении мыслящих в одном помещении, бессловесно поддерживающих друг друга, «подогревающих» мыслью соседа) работал над книгой для крестьян и рабочих «Развитие капитализма в России». Пользовался 583 книгами. Может, и хотел создать поэтическое, романтическое. Времени не было одну мысль обсасывать на нескольких страницах. Фраза, определение - и скорее дальше. Клинок мысли всегда вынут из ножен, источен, не обернут тряпичками красивой неконкретности. А ведь хотелось побаловаться (даже Сталин стихи писал). Порой, не выдерживала душа русского дворянина. Являлся Ульянов «плакальщиком» земли русской (не только Толстого Льва Николаевича оценивал). Попалась Владимиру книжка - «Завоенные плачи». В главе «Летопись плачущей народной поэзии» революционер отчеркнул: «Рекрутов-новобранцев оковывали и в кандалах отводили по городам и размещали по тюрьмам; пищей кормили изнурительной: развивались болезни, и, что тяжелей всего было, приходилось умирать без покаяния». Четыре жирных черты.
Хорошую книгу так же трудно читать, как написать. Сегодня то же самое с фильмами. Ленин любил кино. Ускорение в изложении смыслов - космическое. «Схватка» с глубокой книгой: плачешь, хохочешь, разговариваешь, стараешься запомнить, протестуешь, угрюмо молчишь. Тебе написали – ты воспротивился, оставив отчеркивания, заметки. Читатель «нападает» на текст - оставляет «раны» - волновые линии, толстые следы, точки. Разве «Заметки на полях» воспринимаются как нечто доброе, лирическое? Нет! Это рана, которую слабенький очкарик-интеллигентик с садистским наслаждением наносит автору-противнику, не имеющему возможности ответить. Политическое оживление, общественный подъем - и в читальных залах мельтешит энергичная мошкара книжных пометок, невидимой кровью истекают скучные тома реакционеров. Их взрезают, прокалывают волнообразные дыры, толпы восторженных победителей. Но вот тухлятина реакции, - знаки со страниц исчезают. Застревают в вязком словоблудии. Пыльные обложки дурных фолиантов захлопнулись. В бою с текстами особенно тяжелыми (это всегда глупые словоизвержения) Ульянов был неукротим - черты: прямая и волнистая. Подступает с отчеркиваниями сбоку - может быть и четыре жирных черты. Карандаш выхватывает энергичными линиями целый кусок. «Артиллерия» - цветные карандаши. И вот - ядерная боеголовка «Нота бене». Малая дальность - один восклицательный знак. Средняя дальность - два знака. Убойная «штучка» - три восклицательных знака. «Лекции о сущности религии» Фейербаха насыщены разрушительными боеголовками смыслов-отношений: «Я гроша не дам за такую политическую свободу, которая оставляет человека рабом религии», - записывает Фейербах и - выстрел: «NB!!!». Ильич ругается: «ложь», «фразерство», «словесная каша», «вздор», «неверно», «дешевые объяснения без анализа сути (о явлении).
«Дешевые объяснения» - это про меня. Но мне хочется именно 31 декабря почувствовать, лучится ли энергия из больших, ярко освещенных окон уважаемого заведения. Салтыков-то опасный озорник. Понимаем - тухлое время мрачно, деревья голые, художники, с карандашными портретами ДиКаприо и Анжелины Джоли, немытые, неопохмеленные. А вдруг!
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments