i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Заметки на ходу (часть 385)

Перекладывают выбор на родителей, на матерей. Мама, конечно, выберет. Как правило, получается чушь. Нет счастья. Зависимость хуже рабской: мать считает, что сын зависим от матери, поскольку дважды благодарен: родила – раз, выбрала удачную половину – два.
Жена, за двойную зависимость мужа, на свекровь злится и от злобы начинает выстраивать контр-зависимость мужа (в ход идет все, вплоть до отказа от интимной жизни). В борьбе варятся ежедневно. Страшнее, когда мама дочери выбирает мужа. Вмешивается и отец, плохо, если состоятельный.
Парень должен выбирать девушку сам. Времени мало. Выбирать на всю жизнь. Первая, самая горячая, любовь. Второй и третьей любви не бывает.
Парню дана культура, родители вооружили его на выбор. Природное чутье. Сам паренек должен в красоте прочувствовать перспективу. Знать, что и в пятьдесят, и в шестьдесят лет подруга будет стройна и привлекательна. Дедушка обнимает толстую, как подушка, бабушку и шепчет, что она такая же стройная, как в 17 лет, – не подходит. Не для дедушки, но и для окружающих бабушка должна оставаться изящной. Такие есть. Встречаются редко. Не угадал, какой спутница будет в шестьдесят – это твои проблемы. Живи с безобразной старухой, а не с Элиной Быстрицкой.
Красота, присутствующая в женщине десятилетиями, – величайшая ценность. Дальше – здоровье детей. Ну, и напоследок – твое здоровье. Не деньги.
К выбору подруги нельзя подпускать родителей, особенно мать. Они тебя родили, они любят. Мать научила распознавать красоту. Это не значит, что ты должен подпускать мать к отбору. Применять знания о красоте буду сам. Это труд индивидуальный. Совершив его, человек становится свободен. Обретает свободу, отдавая. Девушка дарит длящуюся красоту.
Захотелось погладить жену в местах, которые доступны только тебе. Ты и погладил. Но, вечером, из-за кожи, тебе вновь хочется погладить красавицу. И ты гладишь. И так изо дня в день. Постоянное желание – неволя! Обладание «капиталом», который дороже денег, – воля ли это? Воля интимная, свобода. Захотел – и залез туда, куда другие не могут. Горе, если «места» доступны не только тебе. Узнают об этом мужики – вешаются, хватаются за топоры, стреляются. Ревность – страшная неволя. Жизнь выстраивает под себя. Добрался до любимой, овладел ей. Пока молодость, красота. Чувствует себя богатым, счастливым. Хочется похвастать. Не выдерживает. Делает фотку избранницы – и в Интернет. Смотрите, какая крутизна! Другие думают: «Чего кичится? Что этот хмырь думает? Что, у нас манюни хуже?» И тоже в Интернет. На ярмарке тщеславия умиляют перины и диваны с коврами, на которых рассаживают пассий гордецы.
Все подбирается к глазам. Глаза девушки – это ее вершина, ее душа. Не нужны глаза Догилевой. В таких глазах – отблеск провинции. Мне нужны глаза Одри Хепберн. Чтобы в них была разумная нежность. Глаза Элины Быстрицкой. Глаза моей любимой Роми Шнайдер.
Все ради глаз. Глаза – это бедствие и счастье. Когда они излучают добро, ласку, грусть, горе – ты готов на все ради них. Если такое происходит – здесь свершившийся выбор. Можно и жизнь отдать. Зачем жизнь, если охота за женщиной завершена?
Когда, в близость, смотришь женщине в глаза, она не отводит их, не прикрывает. Доверяет, а потом из глаз уходит любовь, безграничное доверие, приязнь. Открывается темное, необъяснимое. Открывается мир, «ниже пояса». Это мир женщины, которая собирает кирпичики тканей, слизи, жидкости и из теплого, мягкого мусора начинает клеить новую жизнь, которая продлится десятилетия. Мир упорной материи, женской сути, ее странностей и причуд. Тьма – с болью и радостью – глядит на тебя из глубины. Когда женщина хороша, глаза ее уходят, даже открытые, в темень. Мужчина смотрит – ему не страшно. Ему обидно: бесконечное начало, в которое ушли глаза женщины.
Выбрал женщину, мучился, вступил в конфликт со всем светом. Вот оно, он полюбил, навсегда, они вместе не по нужде, а по большой любви. Горишь в пламени. Вдруг всё рассказывают глаза. От потемневших женских глаз на тебя глянул чужой, темный мир. Тот мир, который хозяин женщины на земле. Мир не рожденных, но зачатых детей, мир материального пламени.
Мужчине становится одиноко. На фоне хлещущей из женских глаз темноты он, со своими солнечными фантазиями, глупой самонадеянностью и детским эгоизмом, кажется хрупким – дунет ветерок оттуда, из ее мира, и не останется даже праха.
Спасает, что в миг отчаяния упругая сила, как штырь, пронзает мужчину. Прямая вертикаль начинает работать. Начинается прямая в «женском» мире таинственной бескрайности, в которую «опрокидываются» ее глаза. Глаза впускают линию через твои глаза, и все начинает жить. В твоей голове роятся протомысли, всполохи света и фантазий. Вошедшая в тебя вертикаль становится близкой, не темной, а солнечной, как радость. Отчаяние превращается в восторг, который неотделим от наслаждения. Ты не можешь себя сдержать. Ты рычишь и мечешься. И она кричит, в напряжении, держит эту тяжелую прямую, за которую отвечает. Искра золотого царства.
Такова чувственная любовь. Вертикаль, идущая от женщины, пронизывает тебя, сливается с тобою. Стремительная, блестящая искра прорывается в мир. Ложиться с женщиной стоит только ради этой тайны, ради соприкосновения с темной, ставшей в акте блестящей, искры не твоего мира. Все остальное смешная бессмыслица. И для этого мне нужны огромные, чуть-чуть раскосые глаза.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments