i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Дневничок, ЮБК.15. Воронцовский дворец

После указа Петра III от 1762 года многие уральские шахты и металлургические предприятия попали в руки богатых землевладельцев, типа Воронцовых. Позднее крепостные того же Воронцова сами выбивались в богатые коммерсанты. Выкупались за огромные деньги. Генерал-губернатор Новороссийского края князь М.С. Воронцов не забыл еще правила так называемого «кормления». «Кормиться» на российском юге было с чего. От чудовищного богатства родилась идея – под боком Ай-Петри, на берегу моря, посреди необозримого каменного обвала возвести чудо-дворец. Архитектор Блор (англичанин) продал проект дворца – двуликого Януса, а сам в России никогда не был. Прислал помощника – Гунта. Со стороны гор – чисто английский стиль. Типичное британское имение уперлось стрельчатыми окнами в огромную округлую скалу, всю оплетенную каменными дорожками. А с моря – уже не Англия, а легкое, с ротондой и обширными балкончиками, арабское пристанище. Шесть огромных мраморных львов охраняют вольную, широченную лестницу, как река, втекающую в удивительный парк. Но до парка – южные террасы дворца. Там и львы, и мраморные вазы, и фонтаны. По нижней террасе выставлены старые степные бабы: лица блином, обвислые груди, скорбные руки на животе.

Что хотел сказать этими каменными изваяниями Воронцов - просто эстетическая придурь или намек на могущество российской империи, покорившей Азию. С двойственностью дворца Воронцов угадал – нынче половина Лондона британская, а половина – какие-то бородатые мусульмане.

Воронцову говорили – ты мог бы отлить свой дворец из чугуна. Воронцов – у меня будет крепче. У меня диабаз. Камень тверже гранита. Строили солдаты и крестьяне. Скалы взрывали порохом, стесывали грубыми молотками. Работа шла медленно. Но когда построили – ни одно землетрясение (даже 27-го года) здание не сдвинуло ни на миллиметр.

На конференции в Ялте Черчилля, конечно же, поселили в Воронцовском. Как-никак английский стиль. Перед Ялтой Черчилль и американцы встретились на Мальте (надо было обсудить, о чем говорить со Сталиным). Несколько десятилетий спустя – снова Мальта: Горбач и Рейган. Горбач на Мальте СССР сдал. Рузвельт и Черчилль на Мальте СССР боялись.

В парке Черчилль покуривал сигары. В дубовых интерьерах дворца попивал армянский коньяк (три звездочки). Сдержан был старый кавалерист. Но и он не удержался – Крым  великолепная советская ривьера. Леса. Горы. В циничной и суровой натуре хитрого британца мощь Ай-Петри затронула самые глубокие струнки. Месяц спустя, в марте 45-го, в Крым приезжала жена – Клементина. Отпустил-таки от себя женщину старый политический боец. Писал про опустошенные поля и жилища Крыма. Дважды проходили и фашисты, и советские войска по знойной территории. Об одном сожалел Уинстон Черчилль – не было в Крыму французов.

Дождь. Во дворе Воронцовского огромная чинара. В прихожей дворца, в стеклянном футлярчике, на стене – молоток, которым тысячи крепостных отбивали диабаз. Изумительный зимний сад. Часы в позолоте. Гигантские камины и темный дуб. Мелкий дождь шелестит в розарии. Скорбно горбятся степные бабы. Дремлют львы. Небо – низкое, серое. Море – неясное, только краем прилипшее к скалистым берегам. Ни ветерка. Вода спокойно сливается с низким небом.

В парке – огромные пинии. Одна – напротив открывшегося вида на Ай-Петри. Сижу, прислонившись спиной к шершавому, чешуйчатому стволу. Зонтик. Читаю беднягу Арона. Редкие капли впитываются в страничку о Троцком. Чешу спину о ствол. С шелестом капель через спину в тело входит покой и сила. В груди становится тепло. Даже немножко жалко беднягу Троцкого. Все-таки такая ужасная смерть! Совсем темнеет. Встаю. По извилистым дорожкам, мимо озер, мимо водопадов иду к могиле Чемлека. Собака Воронцова. Ее похоронил в склепе. Место темное, между скал, очень трудно найти. На валуне, на латыни – Чемлек. Глубокая низкая пещера. Включаю козырек. И вот – расколотая овальная плита, под которой покоится огромный пес. «Омен» с Грегори Пеком», - думали мать мальчика, а в могиле волчица (или шакалиха?). А мальчик-то – вот он. Сидит себе.

В козырьке моей бейсболки вмонтирована солнечная батарея. Ночью – удобно: включил две настырные малюсенькие лампочки – и иди себе спокойно. Только рожа -  как у покойника. Сквозь пелену дождя прорываются две тетки с зонтами. Видят мое мертвенно-бледное лицо – визг ужаса. Говорю – не орите, я с рудников.                 

Tags: Крым
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments