i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 381)

Дружба между мужчиной и женщиной. Она лучше, чем тоскливая «платоническая любовь». Блондинок и рыжих не люблю. Волос должен быть темный и густой. Именно такой волос помогает в таком тяжелом деле, как любовь. Волосы и кожа помогают не так сильно уставать от любви.
Красивая грудь – явление редкое. Маленькие, обвислые, как козье вымя, огромные и торчащие, узенькие, в тоненькую полосочку вдоль (есть и такие), но, чаще всего, поперек грудной клетки.
Грудь женщины – вторая чаша красоты. Первая-то попка. С попками легче. Красивых попок больше, хотя сложности есть и там. Узел тела – ноги – попка – вещь деликатная, любая мелочь может все испортить. Кривые, толстые или тощие, как палки, ноги входят коряво, несподручно в симпатичную попку. Некрасиво. Или же не попка, а задница, грубо говоря, бабская жопа нахлобучивается на вполне приличные ножки. И опять получается отвратно. Бывает хуже. Ноги есть, есть их длина, стать, мускулистая тренированность, а ни жопы, ни попы, ни попки вовсе нет. Есть какая-то плоская площадка, тупо врезающаяся в ту часть тела, что, при лучшем раскладе, звалась бы талией.
Эта талия, черт бы ее побрал! Ну, нужна она девушке-женщине. Нужна! Что за страсть, если сверху не на что лечь. Ложиться же можно на сладкую, воздушную, округлой формы, мякоть. Лечь на это чудо нежненько – и поехали, и туда-сюда, и туда-сюда.
Ложиться нужно на красоту. Залог соблазнительности женского зада - не ноги (хорошо, если они не волосаты и имеют кругленькие, чуть розоватые коленочки). Залог высокой, мягонькой, милой попки (этого универсального устройства для принятия в лоно нашего мужского озорства), конечно же, талия – высокая, тонкая, звонкая, подвижная, с аккуратненьким пупочком. Все, что ниже талии – источник жаркой, желанной, низменной любви. Это источник похоти – машины, жадного механизма страсти.
Красота груди - явление более редкое, чем красота ножек – попки – талии. В груди двойственность. Без груди нет чувственной любви. Ты хорошо расположился на любимой попе. Все вставлено. Есть контакт, и потек горячий мед от головы, чресла, через озорника в женщину. Женщина почувствовала слияние. Один на один. И – нет времени. Истечение меда, доверчивое приятие женщиной сладеньких, шустрых мурашек. Вроде бы всё и надолго, а время пропадает. Пропадает граница между телесным и духовным. Голова и сердце вошли в контакт – в голове безбрежным золотом раскатываются, распадаются мысли. В них нет ничего тяжелого, ограничительного. Это и не мысли даже, а какие-то очень удобные заготовки, из которых можно собрать любую конструкцию, и почему-то кажется, что конструкция будет не просто хорошей, удобной, приятной. Когда ты трахаешься в согласии со своей женщиной и с собственной головой, то чувствуешь: если из чурбачков-заготовок, протомыслей ты действительно что-то выудишь, то конкретность будет новой, простой, понятной всем - и друзьям, и врагам.
От того, что высветится, станет светло и радостно. Через людей свет уйдет в мир. Мир – не темный. Но свет головного траханья, свет, который прет из тебя, когда ты лежишь на любимой женщине, ничуть не слабее света мира. Когда сталкиваются два потока – свет твоей головы и свет мира, – изрубленное на отрезки время пропадает, исчезает, испаряется.
Приходит миг вечности. С годами этот элемент физической любви – чувственный свет головы - начинаешь контролировать. В золотом вихре просовываешь, как гнилое бревно, неприятную мысль, ощущение. Тебе, заразе слишком шикарно. Так прихвати, мыча от удовольствия, зубами подушку, на которой вы тешитесь с вечностью. Несовместимое ощущение единства языка и ткани уменьшает золотое горение. У каждого своя «наволочка», но мне помогает. Тайна любви. Чувство полета разное. «Приемчики» - наволочки, прихваченные зубами, тупые мысли-бревна – разные. Удивительно – как интимное, так пакость. Земля пронизана эросом. Не космос. Космос не знает любви, не ведает жизни. В мертвом пространстве ходит лишь тусклое солнце воли. На нашей живой планете все пронизано жарким эросом. Но он же и золотой. Он и грозный, и беззащитный. Эрос грозен перед двумя людьми, растворившимися в любви. Но сам он мал перед бесконечностью космоса. Трагедия, пронзающая человеческую любовь (и всю жизнь, беспощадно, безжалостно). Золотой свет головы. Этот свет есть свет вечности.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments