i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 58

Женское воплощение увядающей беззащитности стоит под жизнерадостным плакатом: «Вашим санкциям труба, господин Рейган». На трубе надпись: «Трубопровод «Мир». Монтажники в касках - свежие, улыбающиеся мужики в новеньких голубых спецовках. Жизнерадостность так и хлещет из трубопровода. Молодые строители вызывают чувство уверенности: советский народ, у которого решены экзистенциальные, сексуальные, социальные, национальные проблемы. Строгая дозировка - славян большинство. Лыбятся, как воины-победители в Берлине. Есть азиат, кавказец, некто с Севера. Лица дружелюбные. Такие молодцы, несомненно, пинали америкашек и запустили «Буран». Вот только в Афгане что-то не то случилось.
Октябрьская революция произошла и оттого, что миллионы крестьян погибли, были искалечены в бессмысленной для России империалистической войне. Бессмыслица, на которую царь и окружение, вместе с Победоносцевым и Иоанном Кронштадтским, не смогли дать ответа. Свои же, помещики, подло били потом в спину (Лев Толстой - «В чем моя вера»). Колеблющаяся интеллигенция подтявкивала (Мережковский с супругой, Сологуб). За рубежами, кроме экономических выгод, страна никого не волновала - ни кайзера Вильгельма, ни Клемонсо (друга Моне), ни Ротшильдов с Нобелями. А вот рабочий, крестьянин ответ знали. Дворяне-застрельщики (братья Ульяновы с Плехановым) ответы помогли перевести из области животного мычания в мир гладко скроенных предложений.
Афган трудно назвать войной в традиционном смысле. Мы выигрывали в кровавых разборках в Корее, Германии, Венгрии, Вьетнаме. Отчего-то «засмущались» в Чехословакии и, непонятно за что, почувствовали вину в Афганистане.
Первая мировая - бессмыслица, отсутствие выгоды. Вторая мировая - наполнена смыслом и экономическими выгодами (чрезвычайно расширился рынок сбыта).
Молодые, крепкие ребята с плаката - высшее достижение Советов. В горах Афганистана сумели подменить суть: прогресс назвали регрессом, выгоду - разорением, доброту - злом. Нагадили не рабочие, не крестьяне, а интерпретаторы смыслов, слов. Военные, оправданные советским начальством, конфликт выставили чем-то позорным, похожим на русско-японскую баталию. Погибло несколько тысяч солдат. Но армия в государстве существует для иногда случающейся необходимости гибнуть, имея в голове представление о «смысле» жертвы. С конца восьмидесятых по двухтысячные бессмысленно сдохло пятнадцать миллионов. В двухтысячные потери в людях и территориях из-за искаженной статистики не оценивали. Такова цена подмены смыслов. Особенно мерзки бабы (Алексиевич - «Цинковые мальчики», Татьяна Толстая и пр.). А мужики времен поражения выродились, спились, испоганились в трусости, истратили себя в мелочах.
Рядом с советским плакатом непотребный мазилка Копейкин. Изображения намеренно выполнены в духе малолетнего олигофрена - первоклашка лучше нарисует. Ленин стоит в трусах. Кровать. Под покрывалом - женщина. В нижней части рисунка: Ленин надевает вылезшую из-под одеяла тетку. Работы придурковатого «художника» не раз видел в Доме художника на Крымском валу, в Москве. «Шедевр» носит название: «Одев одежду, надень Надежду». Такие вот уродцы (еще «экономисты» Поповы, «юристы» Собчаки с западными друзьями) изо дня в день занимались извращением истины, дробили ядра смыслов, раскалывали людское коллективное множество на жалкие единицы («единица - ноль» - Маяковский).
Из галерейного кабачка, заполненного пьяненькими, доносилось мужское: «Валя, Валя, милая!..». Женщина, аппетитная в доступности, расслабленная: «Нет, Валера-а-а, Валера-а-а! Слушай меня! Никого, я же вижу. Остались одни…». Несколько других мужских голосов, в ужасе: «Валя, ты совсем е…сь! Ты же не динозавриха. Ведь есть люди. Остались. Будут еще. Да, сейчас хуже, гаже. В «совке» легче было, прости, пожалуйста, за такую мысль».
Баба Яга гонится за коровой. Урчат автомобили сквозь изморозь. Здесь тепло. На стене плакат: «Галерее «Борей» - 25 лет. Пора приступать к ремонту!» Задыхаюсь. Что-то толкает к жалкой женщине в шали. Вопрос: «Вы не Ольга Флоренская? Я подумал: плохо, когда...». Вижу, дама беззвучно шевелит губами. Срывается, кричит на меня: «Да пошли вы все на…» и скрывается за дверками кабака, где пьют интеллектуалы. Оттуда слышится возня и женский визг. Мужик басит: «Валька, б…дь! Маринка, убьешь же!» В. очумело смотрит на двери в цветах, за которыми кипишуют. Он давно ничему не удивляется.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments