i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Заметки на ходу (часть 380)

У Петровой всюду были свои знакомые, «чернорабочие» искусства. На «Ленфильме», в театре Ленинского комсомола, в «Ленсовете», в БДТ, в Мариинке. Киноосветители, начальники костюмерных мастерских, заведующие литературной частью, звукооператоры.
Когда я с ней вкатывался в костюмерный цех или прокуренный кабинетик заведующего литературной частью, то были мы с Таней, как Джоан Баэз с Бобом Диланом. Она – стройная, в пышных юбках и цветных свитерках, хищно поблескивающая модными очками. Я – в вельветовом пиджаке, в голубых джинсах и красной рубахе. Юный, с пепельными волосами до плеч. Цвет волос редкий – тяжелый, сочный. Мы, победители, в затхлых помещениях. Всегда производили эффект. Заходили после просмотра спектаклей. Начинались обсуждения. Были женщины в странных платьях, с накрашенными ногтями, с выдающимися, по длинне и форме, пальцами, незабываемыми, по цвету и тяжести, бусами. Все было крупное, яркое - шарфики, косынки, шали (с огромными цветами), жакеты, кожаные пиджаки, водолазки. Был коньяк, лимоны. Водку пили мало. Не пили пива. Больше кофе, чем чая. И сигареты. В тюремной камере, в которой я оказался, курили меньше, чем в «литературных салонах».
Бабы – умные, бывалые, прожженные. Ленинградский клуб самодеятельной песни «Восток». Петрова принимала в его деятельности непосредственное участие. Сиживал среди «певцов». Публика была «шире», чем в театральных гримерках. Инженеры, врачи, учителя, моряки. В конце семидесятых начинало звучать имя врача скорой помощи Розенбаума, которого, благодаря Петровой, слушал в непосредственной обстановке легкого опьянения.
Сергей Казаков дал направление в кинематографе. Петрова - по питерским театрам. Таня похожа на мою мать – практицизмом и деловитостью. Не в больших делах, а по мелочам. По-крупному - последнюю рубашку могла отдать. А вот по мелочам! С Таней посмотрели десятки спектаклей – и ни разу не платили. Талончики, контрамарки, приставные стулья, будки осветителей. В перерыве (все равно кто-нибудь уходит) из будки перебираешься в партер. «Иначе нельзя, - говорила Таня. – Если на все спектакли покупать билеты, никаких денег не хватит». Так же хожу сейчас в театры. Мелкий, может быть, неприятный практицизм. Местечко «за так», а сел получше.
Мне дорога Танина дружба. А то, что в Тане проявлялись знакомые черты матери, а значит, и дедули, делало из Таньки родного человека.
Несколько лет спустя, когда мы с Бесстрашниковым помогали Петровой делать ремонт у ее матери, стало ясно, откуда в Тане эта прижимистость. Отец, полковник, долгие годы служил в Германии, и Таня жила за границей. Мама, офицерская жена, из мебели больше всего любила сундуки. А в сундуках чего только не было – зимнее и летнее нижнее военное белье, удивительного качества яловые сапоги – много пар, простыни, наволочки, пододеяльники, множество кружевных скатертей, носовых платков и новеньких портянок.
Таня подрабатывала комендантом в общежитии. До сих пор, среди постельного белья и полотенец, встречаются предметы, принесенные для меня и Ирки Таней. И я Тане, и Таня мне столько отдали душевного тепла, доброты, радости, что объять все это невозможно. Почти каждый день, вспоминаю ее. Как только я или Ира в Питере – сразу к Тане, как к себе домой.
С возрастом Танюха располнела, хотя из-под очков – все тот же умный взгляд. Как отбреет, так отбреет. С мужем, с Петровым, с которым она зачем-то яростно разводилась, отношения наладились. Таня искала для старенького Петрова квартиру в центре Васильевского. Нашла. Живут поврозь, но как бы и вместе. Решают вместе денежные, хозяйственные вопросы. Под Ленинградом у них общий земельный участок, на котором они построили домик и ездят туда на старенькой машине «Победа», которая, благодаря золотым рукам Петрова, работает идеально. С дядей Славой Петровым я пью самогонку. На этой почве Петров и Седов сошлись – рецепты приготовления собственной сорокаградусной у них изощренны и удивительны.
Особой популярностью с Таней, а затем и с Бесстрашниковым (это был период любви столь важных в моей жизни людей) пользовался театр Ленинского комсомола, где познакомился с великолепной актрисой Эрой Зиганшиной и лучшим театральным «коммунистом» Романом Громадским, а также театр юного зрителя, где играл актер Охочинский.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments