i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 28

Пожилому человеку приятно тепло Эрмитажа. Не потеешь, не мерзнешь. Смотреть Фабра, замерзнув, невозможно. Он выворачивает двойственность в пространство пошлой декларации. Вот я, а вот я - черт. Или бог, с подмоченной репутацией. Многие стремились соединить образ и публику. Воспитатели, блин! В этом обвиняли Дюшана, когда тот перестал писать картины. Началось с Италии, с позднего Средневековья. У Джотто лицо Иуды. Распространилось на литературу. Франция породила «рыцарскую» поэзию и музыку. Рыцарь благороден, способен к утонченному творчеству, высокой любви. «Стихи о прекрасной даме». Конструкцию «рыцарского» романа своеобразно использовал Сервантес. А великий Данте? Не случайно он не скрывает провансальское начало. Путешествует, словно рыцарь. Есть и Беатриче. Выходит на метафизический уровень с двуликости: воин - поэт. И Сервантес, на примере смешного странствующего рыцаря Дон-Кихота, ставит «недетские» вопросы (битва с мельницами, вращаемыми ветром). Но «прицел» сместился уже в эпоху Возрождения: наступило время двойственности не рыцаря-поэта, а кондотьера-мецената. Распространилась мысль, как «корень» новой «элиты»: творец станет льнуть к кровавому завоевателю, в котором не осталось ничего рыцарского. Но сатрап образован. Искусство ценит как средство релаксации, отобрав по своему вкусу гениальные образы. Последним рыцарем стал у Шекспира изъеденный самоедством Гамлет. Двор Лоренцо Медичи - прекрасный образец слияния творческих настроений и неправедно пролитой крови. Пожалуй, лишь Леонардо не выкупался в дворцовых миазмах взвинченного творчества, заляпанного кровью и холодным расчетом. Да Мессина, в портретах, намеренно «разливал» социальный окрас. У него горожанин - кто? Грубое лицо, маленькие хитрые глазки. Простая одежда: крестьянин, купец? Но в портрете Федерико да Монтефельтро Пьеро дела Франческа изобразил человека: кровавый кондотьер и коллекционер картин. А кондотьер Гаттамалата.
Говорят: произведение искусства бесценно. Чушь! Цена непостоянная, плавающая, как курс валюты. В России любят рассуждать на эту тему. У нас холод собачий, и странствующих рыцарей не наблюдали. Фабр от души поиздевался и над этой благородной «тенденцией».
В Рыцарском зале, среди средневековых испанских мечей, французских шпаг, английских кинжалов, выставлены фрагменты рыцарской экипировки от Фабра. Вся она (и даже меч) слеплена из останков насекомых. Создается впечатление: сизое пупырчатое железо неудачной выплавки. Намек на непрочность человеческого творения? В стеклянных шкафах выставлены два набора рыцарских доспехов - изогнутая сталь блестит, являя огромные статуи насекомых. Вот оса - шлем, крылья - все составляет стальную экипировку. Такой же жук-носорог.
На плазменном экране - стеклянный аквариум. Вокруг море публики. Фотографируют. Внутри стекляшки Ян Фабр - на нем доспехи жука-носорога - и завсегдатай богатых и бессмысленных перформансов, Марина Абрамович (рыцарь осы). В руках враждующих «насекомых» мечи. Размахиваясь, персонажи с грохотом лупят друг друга, пока хватает сил. Встают, опираясь руками о колени, тяжело дышат. Схватка возобновляется. Снимают шлемы, нагрудные и спинные пластины. Потные. Волосы спутаны. Руки и плечи в крови. Непонятно, как выберутся из аквариума: дверей-то нет. Одна из стен - в пазах. Дюжие мужики поднимают прозрачную пластину, и люди-насекомые выбираются в щель. Фантасмагории «рыцарского» сражения седенького бельгийца и старой Абрамович разворачиваются после серии жутких скульптурных «автопортретов» экспозиционера. Металл, из которого Фабр «наваял» свои образы, покрыт золотом. Они сияют в музейных прожекторах, что подчеркивает физиологические дикости изображенного. Лицо скульптора в металле раззявлено в жестоком вопле. Натуралистично выделены зубы. Смотрел на них долго, внимательно. Боль неимоверна оттого, что из темени вырастает толстый олений рог. Вот Фабр с ослиными ушами и улыбкой дебила. Рога небольшие, но широкие, как лопата. И - апофеоз: из лба скульптурной головы жестко «прет» острый, как копье, бивень нарвала. Фабру наставила рога не женщина, а жизнь.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments