i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Москва. 3-4 декабря 2016 года. 35

В Риме - четко. Древние греки с этрусками, а вот достойная оплата за труды. Почва унавожена: Афины, Рим. Киев с Владимиром и греки, да уже чуть-чуть не те. В деревянных славянских селениях Платона не толковали. Почва - Византия, с интригами, коварством и интерпретациями в десятой степени. Мальчик Онфим с берестяными грамотками из Новгорода был, да не выпускник античных гимнасий. А как тянуло Онфимов к знанию! В Царьград шли на завоевания, щиты к воротам «второго Рима» приколачивали, сочиняли сомнительные истории про «третий Рим». А Рим - он один. Рима второй свежести не бывает. Продувает, словно сквознячком, славянского лесного жителя. В «первом Риме» знают о первичности. Как в морском бою - ветер тянет либо в сторону противника, либо от него. Язык, символ. У меня сердце лежит к греческому. Холодный высокий Рим настораживает. Отчего революция в России оплодотворена Западом? Там в библиотеках учился Ленин марксизму. Задумывался ли он: «Почему я не в Токио?». Постигаю у Ленина тонкости революционной борьбы. В Китае было меньше войн, революций? Ильич, однако, китайскими иероглифами не интересовался. При всей мощи гениального, изощренного ума времени на Японию у него не было. Жадно осваивал западную методологию. Школа в Лонжюмо, а не в Нагасаки. Пожалуй, от Шушенского до китайской границы ближе, чем до Цюриха. Ленин считал мысли Гегеля, Маркса, Энгельса более красивыми, чем заповеди Сунь-Цзы.
Российская империя «залезала» и в Японию, и в Китай, и в Бирму. Там воевала наша многомиллионная армия. Но Плеханов эмигрировал в уютнейшую Швейцарию, а не в Шанхай. После революции десятки тысяч россиян бежали в Далянь, в Манчжурию. Много лет скитался там Вертинский. Ничего, выжил. Получил важнейшие уроки. В Харбине копошились мелкими червячками экзотические люди - русские фашисты.
Революция в России - это хлынувшая с Запада лавина самых новых идей, книг, наработок. Самое интересное - обратно осуществлялось то же движение. В этой дружбе-вражде закостенелого и мобильного возник новый мировой проект. Отчего не усилить движение на Восток Ватикану, если большевики, демократы, меньшевики уже здесь. К тому же, государство ослаблено донельзя. В современном мире: вскопал огород - совершил политический шаг.
От чего отталкиваться? «От красоты», - ласково улыбается Ватикан. Коварство под личиной добра. Самая большая политика - в творчестве. Здесь - воля, сила, умение. Одухотворенная человеком красота природы превращается в прекрасное. Игра с власовским триколором, с гимном, с мавзолеем - борьба за основное, за символ. Может рухнуть все. Но, если останется несколько человек, одухотворенные объектами-символами, словами-символами, смыслами-символами, не все потеряно. Восстановление состоится.
М. говорит: «В Риме - дождь, здесь, у врат символического Рима, - снег и мороз». - «Так вот отчего, - подумал я, - по спине бегут мурашки от общения с чужим прекрасным. Я словно высаживаюсь на Марс. Это погода! Ветер, хмарь. Ну, и мысли про деньги: кто и сколько получал. Иной символ соткан из рационального. В России из рационального никто ничего не производил. Тут не ткут, а за пояс заткнут. Мне, дикому, хочется осмысленного. Мысль - красивая. Но про Леонардо и бабки - грех же!»
Перед нами две женщины: старая и помоложе. Бредут к Инженерному корпусу. На старушке модные сапоги без каблуков, всмятку. Рейтузы леопардовой расцветки, кожаный плащ, из-под которого выбивается водолазка цвета того же леопарда, желто-коричневая шаль, широкополая шляпа. Спутница, что помоложе, прямая, как столб, в черной, с блестками, чалме. Старуха, с плохо подтянутыми рейтузами, одной рукой поддерживает шляпу, а в другой у нее не доеденный коржик. Подносит ко рту, откусывает кусочки, оставляя на кругляше следы чудовищной фиолетовой помады. При этом лицо светлеет, грубые морщинки разглаживаются: «Дочь, спасибо, вытащила. Увижу знаменитый торс. У меня, в шестьдесят восьмом, был…». Дочь прерывает: «Мама, что говоришь! Скульптур не привезли. Тяжесть - ой-ой-ой! Только живопись. Хорошо, если фрески Форли привезут. Они не тяжелые».
Увиденное потрясло: чудовищная очередь. «Мягкая сила» действует.
Tags: Москва
Subscribe

  • Каприз

    Вот мимо женщина прошла, В ней не обида и не милость, Искала что-то – не нашла, Лишь шаг ускорила и скрылась. Мужчина встал, чего-то ждет, Следит…

  • О пользе знания

    Студенту злые педагоги Вчиняют форменный допрос, Задачи ставят, он, убогий, До них мозгами не дорос. Природа-матерь беспощадно Вопросом давит на…

  • Хирург

    Валялась девушка в канаве, Мальчишка рухнул на траву. Что делать ей в глубокой яме? Кто прокатился по нему? Мужик, споткнувшись, занедужил, Вопит…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments