?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Начался спор. Мы возмущались, кричали. Казаков отбивался. С его стороны долетали фамилии, которых я не знал, например, Параджанов или Иоселиани, или немножко слышал – Урусевский и Калатозов. «Летят журавли» - да, хорошо, - кипятился я, - но и «Служебный роман» - классно». О Тарковском мне вообще не приходилось слышать. Казаков впал в глубокую скорбь от нашего невежества. Он с нас, разгоряченных спором, собрал по два рубля. Сказал – с 1 октября, на Невском, в кинотеатре «Октябрь» начинается декада фильмов Тарковского – «Иваново детство», «Андрей Рублев», «Сталкер» и «Зеркало». Он купит билеты, и мы просмотрим это «достойное» кино.
И 1 октября Сергей предупредил: вечером – поход в кино. В восемь вечера.
В «Октябре» не то, что негде было сидеть. Там стоять негде было. Было душно, влажно (на улице шел дождь), но ни одного шороха или звука. Зрители сидели как завороженные.
После «Иванова детства» стало ясно, что Тарковский лучше Рязанова. Казаков, ощутив это, сразу же «в прорыв» направил «свои войска». Как Тарковский выстраивает композицию, ставит свет, работает с актерами. Но, главное, смысл. Сергей выстраивал эти смыслы.
Когда в «Солярисе» Банионис отправляет в космос на спасательном корабле свою возлюбленную Хари-Бондарчук, и по экрану, меж струящегося белого газа, медленно ползет, под грохот синтезатора «Скрябин», тело корабля, и вытягиваются буквы «S-o-l-a-r-i-s», явились толпы диких мурашек. Они «поперли» со спины, через затылок, к темечку. Эти сильнейшие ощущения не прошли не замеченными для Казакова.
Шли по мокрому от дождя Невскому. Из меня «перли» смыслы. Мешалось это с «Pink Floyd», со Скрябиным. Казаков в рок-музыке ничего не понимал, относился к ней скептически. А вот Скрябина уважал. Говорил, что соотносить Скрябина с рок-музыкой преувеличение. Любил Чюрлениса, а оперетту терпеть не мог. «Летучую мышь» называл «Летучей чушью» вслед за одним едким поляком.
С сентября месяца был обеспечен абонементами в филармонию. Казаков же нагрузил меня билетами в кинозал «Иллюзион», что располагался во Дворце культуры им. Горького. ДК находился в десяти минутах ходьбы от общежития.
Начал с итальянцев. Казаков был убежден, что неореализм начался с советского режиссера Марка Донского. Он посоветовал перед итальянцами посмотреть всего Марка Донского. Видимо, Сережа был прав. Потом де Сика, Антониони, Феллини, Паоло Пазолини, Дзефирелли и, конечно же, великолепный Висконти. «Рокко и его братья» - любимый фильм отца.
Потом – испанцы. Бюнуэль. Немцы – Вернер Херцог, но шли-то с двадцатых годов, с жуткого «Носферату» с Борисом Карловым. Англичане. Обильные в кино (и талантливые) французы. Жан Габен и Жерар Филипп. Лелуш с «Мужчиной и женщиной».
Американцы. Одри Хепберн. И «Унесенные ветром». Венгры (Золтан Фабри «Пятая печать»). Болгары, югославовы, поляки. Вайда – «Канал», «Пепел и алмаз», «Пейзаж после битвы». Понравился вайдовский фильм «Всё на продажу». Говорил об этом фильме с Казаковым. Мысль такая – фильм про наше время, про нашу интеллигентскую сволочь. Режиссер порезал лоб, кровь красиво потекла, тут же снял на камеру – авось, фотка пригодится.
Киношкола в городишке Лодзь. Занусси. Я ставил перед Казаковым вопрос – зачем государство создает такие заведения, которые в скором времени будут это государство убивать? Разве «Человек из мрамора» - не бомба? А что творят югославы! Пакость. Если бы у нас за Тарковским не присматривали?
Сергей говорил, чтобы Тарковского не трогали. Он выше и умнее и левых, и правых, и пакостников, и лизоблюдов. Марлен Хуциев за Тарковским тянется. И Чухрай. Вот Алов и Наумов дешевят, выкручиваются. Элем Климов держится. Хотя, тоже. Но у него не проблемы с властью. У него с головой проблемы.
«Но ведь скажи, Игорь, Параджанов – какой красавец! Истинный красавец. Такого красавца нигде в мире не сыскать», - восклицал Казаков. Насчет Параджанова был согласен. Невыразимо красив.
В первый вечер мы спорили до часу ночи. Потом я пошел стирать штаны и рубашку в общажную стиральную комнату. Там были ванны и ржавые машины «Волга», как у нас дома. Машины работали.
Когда вернулся с мокрым бельем, Казаков завел маленький комнатный вентилятор и направил его на сохнущие штаны. Штаны и рубашка к утру не высохли. Зато засыпали мы под легкое шуршание.

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner