i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Москва. 3-4 декабря 2016 года. 22

Вышли из громоздкого здания-мавзолея в поле. Мелкие, редкие звездочки небо не украшают. Словно моль прогрызла в шерсти дырочки. Территория заповедника широка. По дальним краям - лес. Высокие сугробы разгребли не лопатами, а тракторами. В пустом пространстве аллея-траншея. С обеих сторон белые валы. Длинное ущелье. Мороз. Ветра и так нет, но под защитой снежных гор воздух замер. Задрал голову, дыхнул - пар медленно поплыл вертикально вверх, ничем не колеблемый. Идем, а под ногами скрип. Снег не плотно утрамбован. Фонари светят вполнакала, оттого все в сизой дымке, а светильники, будто гаснущие глаза. Дышится легко. От этого кружится голова, клонит в сон. Зеваю, и густое облако выдоха лениво плывет вверх: «Отключили от баллончика с углекислотой, - говорит брат, - хочется надышаться выхлопными газами, не то сейчас усну». От холода ноги постепенно деревенеют. В краях, где не бывает снега, можно думать, что умный - везде сгодится. По-современному: физику-ядерщику рады и на Ближнем Востоке, и в Норвегии. В тепле думается безнаказанно.
Ученик Сократа, Аристипп, плыл на корабле, который потерпел крушение у берегов Родоса. Мир тогда был маленький, фантазии разрастались до мифов. Многочисленные островки Адриатики делали ландшафт изощренным. Богатство воспринимаемого увеличивало масштаб окружающего. Рождались чудесные истории. Боги и герои включались жителями Пелопоннеса в быт. С одной стороны, словно умело написанный детектив, а с другой - бытовуха заедала божественное. Неуемный в желаниях, человек превращал голую логику в занимательную головоломку, мысль - в категорию, а чувства - в философию. Царство абстракции, условности - от обытовленного божественного начала. И европейская культура - отсюда. Но это все от тепла. Учение о механических взаимодействиях, математических закономерностях, сама великая таблица умножения (икона рационализма), словно опарыши на теле остывающего юга. У оленеводов таблица умножения так и не возникла. Там теплые оленьи потроха, бубны из шкур и фигурки из рогов. Религия до конца не может вырваться за рамки фетишизма. Музыка - занятное горловое мычание. Беззащитность перед сухими мухоморами, «огненной водой».
Ленин - титан. Как появился на Севере? В нашей стране: если умный - не обязательно свободный. Чем умнее выходец из России, тем жестче его лютая тоска по родине. Тяга домой - реактивная. Стихотворцы типа Иосифа Бродского (единичные) чувствовали себя прилично в Вашингтоне, Нью-Йорке, Венеции. Набоков прикидывался, что ему безразлично, где обитать. Жизнь не в своем доме, а в швейцарской гостинице. Андрей Тарковский, с западной внешней фактурой, жить на Западе не смог. Сгорел. Курехин не стремился в дальние страны. Возвращение на родину Ульянова (срочное, с издержками) можно отнести к механицизму политических событий: ударила «полночь», фигурки святых вышли на балкончик ратуши, и В.И. среди них. Неверное представление. Он немедленно вернулся в Россию оттого, что любил ее. Мог сгинуть, но наплевал: негодяи - прочь из Московии, праведники - немедленно обратно. Позже так поступил Зиновьев, логик.
Идем тем путем, где ходил он. Все ближе роща - лиственные деревья перемешаны с елками. Аккуратно покрашенные здания. Окна темные, но внизу, на отапливаемой веранде - веселье: габаритные девахи поют из Верки Сердючки - «Хорошо, все будет хорошо». Взвизгивают, покачивая бедрами, задирают ноги, дамы с жировыми складками на спине. Броские платья чуть не лопаются, туфли на широких каблуках тяжелы. Дядька, с блаженной улыбкой, в рубашке с распущенным галстуком, с рюмочкой, весело ржет. Его катают в кресле на колесиках, пихая от одной группы баб к другой. На мороз выскочила тощая старая девушка в подвенечном платье и пьяный жених. Парень орет: «Ура!». Поднимает над головой блестящую трубку. Дергает за веревочку, в небо взмывает яркая ракета, рассыпается в вышине жирными блестками.
Tags: Москва
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    Село Большой Сундырь Моргаушского района, встреча с учителями школы.

  • Мелочь, но приятно

    Шоркино, Сарабакасы, Мокшино Чебоксарского района. Думал, деревня совсем заснула. Но нет, жив народ, пригласили на встречу.

  • Мелочь, но неприятно

    У беллетриста Ронни-старшего есть знаменитый роман - «Борьба за огонь». У членов СНТ «Колос-4» не менее опасная борьба за воду.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments