i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Коммуникативный Гас Ван Сент

В начале ХХ века в моде социальность. Конечно же – науки. Очень серьезно все было. Один Михайловский в России чего стоил, с Плехановым заодно. Толстые книги. Умные разговоры. Появился кинематограф, и толстые книжки про «социальность» начали исчезать. Ученых отодвинули на второй план, а на первый выдвинулись «гуманитарии». Кто-то крикнул – «гуманитарные науки», но тут же обособилась социология. Заблеяли, забодались создатели «гуманитарных», а еще лучше «художественных» школ. Маяковский – футурист. Есенин – имажинист. Блок – символист, а Гумилев с женою – акмеист. Простые люди говаривали – чушь. Дар и совесть – все, что нужно «гуманитарию». Наука ему не нужна так же, как и мудреные названия художественных произведений.

Было смешно. А чем кончилось? Если с совестью разобрались быстро – ее живенько разменяли на денюжку (сколько бы ни кричал Бердяев, что «в своекорыстии таится безумие»), то с даром было сложнее.  Уж на что брезглив и разборчив был собиратель насекомых Набоков, но и тот написал свой «Дар». Снизошел.

С этим «даром» мучаются и до сих пор, деградация полная. Рисуют мужские члены на огромных питерских мостах. Рубят иконы. Или ходят голыми, как группа художников «Синие носы». Сильно, но быстро надоедает. Опять же кто-то крикнул ввиду наметившегося безобразия: дар – лишь продукт разложения структур воображаемого. Объективность тоже затащили в рядовые формы воображаемого. С объективностью, как разновидностью воображаемого, человеку легче быть на своем месте. Вообразил -  и вот уж ты  обладаешь полнотой бытия. Так ты абсолютно гуманитарный, то есть крайне интересный режиссерам и художникам. Тут ломать надо – чего болтать. Чем больше молчишь – тем более полно существуешь. Язык же способ пустого растранжиривания этой самой полноты. С кем общаешься, замолчав? С экзистенциальными. Леви-Стросс, спасая социальность (человек – существо общественное), все силился соединить «я» и социальное (с его точки зрения, важен не Маяковский, а Маяковский-футурист-поэт). Соединить эти два начала – значит учесть и человеческое трансцендентальное. Чего захотел. Трансцендентальное делает человека человеком. Экзистенциальное гложет его.

Нынешнее время. Бредет по улице лохматый одинокий стихотворец. Презирает окружающую толпу. Это презрение было всегда. Но раньше это презрение давало ему силы жить. Теперь - умереть без сожалений.

Нехорошо. Но это – так. Коммуникация – от молчания, а не от языка. Никому неинтересна твоя трепотня (журналюги вон пишут, а толку). А вот если многозначительно молчишь – вот здесь рождается ярость: че молчишь – умный, что ли? Говоришь, значит, некое существо для тебя является Другим (т.е. существующим). Уже приятно. А словами уж все так засидели (даже святое), будто мух в мире стало в сотни раз больше.

Хитрый Гас Ван Сент статус Другого человеку придает через педерастию. Во всех фильмах мужики у него трахаются, да еще и в извращенной форме (мой личный штат Айдахо). Эта педерастия уже достала. Хочется выйти на улицу и орать: «Для меня Другое – это женщина». С ней можно помолчать. С ней можно полаяться.

Кира Муратова – нормальной ориентации? Вчера смотрел «Короткие встречи и расставания». Тут же, встык «Дурную ночь» Гаса Ван Сента. Фильмы - о разном. Но есть что-то неуловимо общее. Черно-белый цвет. Мало слов. Если слова и есть, то понять, о чем они, крайне трудно. Ясно – история страсти. Кончится страсть – прервется и жизнь. Все доказывают, что нужны друг другу – но смотрят не вовне, а внутрь. Две разные страны. Но связь (через расхожесть) поразительная. Уильям Форрестер научил писать негритенка. В негритенке узнали Форрестера (Ганс Ван Сент «Найти Форрестера»). Похожесть через молчание. Хитрая коммуникативность американца, умеющего очень дешево снимать классные фильмы.

Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 471)

    Следующий текст: постановление правительства РФ «О праздновании памятных дат в истории России». И снова приписка – пять миллионов человек в год. Все…

  • Заметки на ходу (часть 470)

    Просыпался короб, и посыпались персонажи - Пушкин Кипренского, Толстой на пашне с репинского портрета, жена Карамзина – пышная и в греческой тунике,…

  • Заметки на ходу (часть 469)

    Далек Толстой от наших дней. От цапков и махмудов. Одно и то же. И что, дорогой друг, думаешь легко просыпаться каждое утро с такими размышлениями?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments