i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Заметки на ходу (часть 356)

К первому августа вылетели с отцом в Ленинград. До экзаменов города не помню. Отец с утра уходил по командировочным делам. Накануне экзамена (это была история) отец пришел на улицу Добролюбова, в гостиницу, где мы жили с веселым человеком. «Знакомься. Это директор института, в служебной гостинице которого мы и живем». «Гидаспов, директор, - представился дядя. «Моляков Игорь, сын Молякова», - мрачно пробурчал я. «У тебя, я слышал, завтра экзамен?» - спросил директор. «Да, экзамен. Сдам на «пятерку» – поступлю. Не будет «пятерки», нужно будет сдавать все экзамены. Папа переживает. Не хочу его подводить во второй раз. Поступал в МГИМО – и пролетел». «Судя по тому, что рассказывал отец, ты парень серьезный. Думаю, все будет нормально».
Вечером ходили с отцом по Ленинграду. Отец нервничал. Понимал – не поступлю, нужно что-то делать, пока не заберут в армию. А что после армии? Нас у родителей трое. Нужно было поступить.
Наутро, в 10 часов, были у здания двенадцати коллегий. Экзамен проходил в желтом, с арками, здании исторического факультета. У входа толпился народ – встревоженные родители. Всех уже запустили на экзамен, и меня вели к аудитории два молодых парня – видимо, аспиранты, подрабатывающие в приемной комиссии. Отец остался ждать внизу. Он курил одну сигарету за другой.
Мы шли пустыми коридорами. Сумрачно и тихо. Вдруг открылись двери огромного зала, в котором все было забито абитуриентами. Нашел место с краю. Взял билет. Вопросы детские. Мог рассказывать с начала к концу, с конца к началу, с боков, снизу и сверху. Они мне снились. Персонажи являлись вперемешку – «верх» Годунова, а «низ» Ивана Грозного. Даже Ленин с Керенским во снах таинственно переплетались.
Чего тянуть время. Вокруг испуганная молодежь. Пишут, шелестят. Между рядами прохаживаются надсмотрщики – очкастые, страшно умные и гордые.
Нервничает отец. Он меня кормил, поил, одевал не для того, чтобы дергаться. Сейчас главное дело – экзамен. Как старший брат должен служить примером для других. Олежка переживает. Ему хочется придти в школу и на расспросы друзей-приятелей – ну, что, брат-то твой поступил – как бы небрежно бросить: «Поступил. На философский. В Ленинградский университет».
Надо побеждать. На весь зал спросил: «Можно идти отвечать?»
Экзаменаторы, так же, как и в МГИМО, сидели парами. Никто удивления не высказал. Первый, так первый. Ответили: «Можно!»
Дядьки пожилые, тощие и в очках. Подумалось: «В Москве, на географии, тоже были пожилые. Но полные, почти толстые. В галстуках, белых рубашках с длинными рукавами. А здесь – без галстуков, в рубашках с короткими рукавами, в несерьезную клеточку».
Когда я отвечал, в зале шелест бумажек прекратился. Слова ответа шли у меня с напором. Речь понравилась мне. Рассказывал о Борисе Годунове и подлых боярах.
В европейском Возрождении с особой радостью вещал о Макиавелли. Вопрос со стороны экзаменаторов: «Что, любите Макиавелли, молодой человек? «Государя» читали?». «Государя» читал. Макиавелли – не люблю». «Что так?» - спросили дядьки. «Больно мыслями на меня похож. Что ни напишет, то, будто бы, и верно. Не поспоришь. А разве ж это жизнь, если поспорить нельзя?»
Экзаменаторы рассмеялись. Когда один вписывал мне «пятерку» в экзаменационный лист, другой бурчал: «Хороший, видно, из вас философ получится. Спорить любите».
Всё – студент! Рубашки в клеточку у экзаменаторов показались красивыми.
Аудитория ожила, задвигалась. Люди пошли отвечать. Выходя в сопровождении молодых людей, слышал, как загудели голоса сдающих экзамены. Хорошо, что сдавал первым. Никто не жужжал над ухом.
На выходе солнце ударило в лицо. Кусты перед зданием стали агрессивно-зелеными. Отец, увидев меня так рано (последним ушел, первым вышел), отставил руку с сигаретой в сторону, весь подобрался, на глазах похудел, бледность разлилась по лицу. Какие-то тетки рванули ко мне, окружили, кричали: «Молодой человек, молодой человек! Какой номер билета? Что за вопросы?» Не отвечал. Подошел к отцу: «Все, папа! Поехали домой». «Что?» - спросил отец серыми губами. «Пятерка». Поступил», - ответил, а уже поперла неудержимая радость, будто бы кожа на лице лопалась от удовольствия. Отец опал, стал еще бледнее, словно уменьшился, но потом пошло в обратную сторону. Началось с глаз – радость блеснула! А за глазами тело распрямилось, наполнилось плотью. На скулах заиграла кровь. Отец бросил: «Молодец, сына. Поздравляю. Пойдем отсюда. От полоумных мамаш».
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 69

    Кофе-брэйк. Звучит нехорошо, напоминает «бряк». Можно сказать: «Рюмка-бряк» - это про пьянку. После окончания мероприятия С.П. поехал с Д.З. в…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 68

    Кому взбрело в голову вешать над входом в усадьбу электронные часы - красные, цифры мигают воспаленными углами? Сложную гармонию разрушает маленький,…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 67

    Идеология вызревает в почве людских отношений долго. Перегной мысли. Удобрения чувств. Она - красивый, но ядовитый цветок, распустившийся на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments