i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 27-29 октября 2016 года. 17

Музыка - пошлая, выражения лиц артистов - отсутствующие. Во вздохах, шепотах входящих с мороза делегатов всплескиваются нервные смешки, наигранные приветствия. Музыка потрепанного войска. Ей надо соответствовать. Гул - хозяин. В тихой какофонии побитых не стоит излучать постоянный оптимизм. Но не следует бродить с рожей самоубийцы, сорвавшегося с веревки. Терпеть не могу некоторых. Ощущать присутствие таковых - тяжелая работа, но ее нужно делать ради сохранения различных нажитых капиталов. Вот О.. С какого рожна дался? Но необходимо шутить с ним, с марийской женщиной, что видел завтракающей с утра капустными листьями. Хвалю вегетарианку: «С утра, дорогая, постройнела. Учил - ешь бахчевые. Прислушалась, и результат мне очень нравится. Так держать!»
Со стороны соседки ответная шутка, приглушенный хохоток. Разговор ее с О., как всегда, о деньгах. У О. обычно: нет денег. Я не при деньгах. Оттого и печальный. Женщины вьются вокруг других, чувствуя, где горячо. Мне, при некоторых умениях - вторые планы и отвратительная пахота, конца ей не видно. Пожилые дядьки в желто-красных шарфиках, на дамах, проводящих много времени в дороге, наряды с некоторым налетом несвежести. Они по-особенному приближаются друг к другу. Будто боевые фрегаты с распущенными на ветру стягами. Могут долбануть, возможно мирное расхождение.
Направо от входа стена покрыта золочеными табличками: выдающиеся исследователи земных и морских недр. Рядом с великим князем - М.. Много лет искал урановую руду в степях Монголии. Под стеклами витрин солидные куски пород, которым цены нет. Нефрит не только зеленый. Разные цвета, оттенки. Добродушный слоник из внушительного обломка светло-зеленого камня, а рядом белый зайка, пухлый, округлый. Этот из мутно-светлого кварца.
Наименования двух тысяч косточек в человеческой башке. Мудрены названия растений. Не менее разнообразен каменный мир. Выучить названия природных «закавык» возможно только по молодости. Сейчас – возраст не позволит. «Вибрирующие» существа (человек) недолговечны, легко портятся. Вонь. Безобразие. Симпатичный слоник каменно добродушен. Человечишку он перетерпит не по одному и не по сотне сроков.
Ценности за стеклами. Можно бездеятельно любоваться на шлифованный диабаз. Удовольствие побежденного раба. Возмутительна наглость камня. Дробятся природные раритеты. Гравий крупного дробления. Консервированный звон стреловидного графита. Он блестящ и черен.
Поразили серые камни (хакасский гранит?). Отшлифованы, сверху продавлены неровные овальные углубления. Десятки тысяч лет вода долбила по капле и - вот итог. Название остекленного экспоната - «Вечные камни».
Вокруг, с озабоченными лицами, ходили женщины, мужчины. Запоминающиеся фотографии. Зверски, кровожадно красиво на Севере: распухшее от мороза солнце, каньоны, источенные ветрами скалы, языки ослепительно белого снега. Нет бы на юге такую красоту! Есть чудеса и там, но «в довесок» - дикие племена, плохо поддающиеся обучению. Под крупными звездами Оймякона – пусто, вселенисто. Чукча пасет оленя, курит трубочку, вырезает полярного волка и белого мишку из китовой кости. Хороши черно-белые фотографии: елка, поваленное дерево, молодой геолог пишет в тетрадке. Кирзовые сапоги, фуфайка, полевая сумка. МИ-8, белый, в черных подпалинах, выгружает на снег беспощадно сверкающие деревянные сундуки. Полотно из брезента, костер, девицы в свитерах, бородатый паренек бренчит на гитаре. Суровые, полезные всем люди. Не болтаются по барам стандартных отелей, не курят кальян через мундштуки, промывая сизый дым сладкою водой. У них - «беломорина». Вершится глобальная неудача, люди с фотографий вскрывают гнойник, который меня уже не мучает. Мещанствующий релятивист - вот я. С пробуждением толкутся мысли бессистемные. Обрывки, осколки. Классика Ренессанса. Выбираю идеальную бесплотность, совершенные формы. Содержание (как у всякого обывателя) вызывает страх. Я, убогий, подло предполагаю, что сути явления нет. Нет и морали. Бескультурье чистоплотности. Аккуратность хирургического скальпеля, дистиллированной водички. Мой дом - модернизм эпохи убогих эпигонов. Сам таков. Надо - скачусь в постмодернизм, хотя за это не заплатят. Ницше, Ван Гог, Эмиль Нольде талантливы. Все одно: последствие их деятельности - фашизм, разврат. Мещанин радует: осколочность сознания позволяет почуять опасность раньше других и слинять без ущерба для репутации. В гражданскую гибнут другие. Выживают Эренбурги.
Tags: Москва
Subscribe

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 108

    Волошин Макс - мастер крымских деталей. Поэты любят конкретную вещь «растворять» в идее. «Миф о Сизифе» - идея, распухшая от сказочного жира. Нет бы,…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 107

    Поперло! Вызверился. Рычал перед штурмом вершины. Если бы горло не пересохло, издал бы боевой клич. Слабое сипение насторожило. Вдруг обезвоживание?…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 106

    Домье - общественник. У него страдают массы людей: сражаются на баррикадах, одолевают горные перевалы. Портретов почти не писал. Чего желать одиноко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments