i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Заметки на ходу (часть 354)

К вечеру зал ожил. Был парадный, зеленый. Пахло травой и цветами. Расстелили ковровую дорожку. Красная полоса среди зелени и цветов. Мне это показалось красивым. Теперь можно начинать вечер.
Помчался домой – переодеваться. Мама охала – где я исцарапался. Не ответил. Надел венгерский костюм, который мне подарили бабуля с дедулей в честь окончания школы, белую рубашку и помчался домой к Седику.
Там уже были Иванов и Ларин. Стояла бутылка «Столичной». Хлеб. Редиска. Две открытые банки кильки. «Ждем тебя», - торжественно сказал Иванов. Налили. Выпили. Закусили. Ничего не почувствовали.
Снова налили. Вновь закусили. Из-за возбуждения опять ничего не почувствовали. Но пора было в школу. Иванчик показывал изрезанные осокой пальцы. Как играть на гитаре? Сказал ему: «А как играть на органе с исцарапанной рожей?» «Ничего, отыграем», - ответил Юра.
Актовый зал был полон. Родители. Выпускники. Почувствовали – зеленый зал понравился. Люди несли букеты цветов – гвоздики , калы, розы, искали банки, чтобы поставить букеты. Становилось душно, пахло всем свежим, зеленым. Грянул духовой оркестр, приглашенный администрацией школы. Сверкала медь, а тушь оркестранты исполняли изо всех сил.
Водка меня не брала. Внутри было напряженно, торжественно и тихо. Школа кончилась. Кончилась золотом оркестра. Первый удачный прыжок и мечта.
Отец и мать сидят в третьем ряду. Всё наполнено нарядными людьми, белыми фартуками, рубашками, пышными прическами. Пришел в душу праздник. Таким в земной жизни он должен быть. Так выглядит слово «хорошо». Или даже «классно». Более того – «шикарно».
Пошли речи, награждения. За аттестатом и медалью шел по ковровой дорожке на ватных, мягких ногах. В ответном слове был краток: «Спасибо родной школе».
Потом Иванчик заставил ходить зал по кругу. А я, в последний раз, плясал с бубном на краю сцены. Все ходило, прыгало, орало: «Иванчик, давай, жги! Моляк, пляши. Парни, давайте. Сегодня – праздник. До свиданья, школа».
Хорошо играть рок после водки! Улетаешь конкретно. Вместе с тобой улетают все. В ту ночь мы завели публику до такой степени, что среди танцующих, то там, то тут, поднимали вверх на руках и под громкие вопли подбрасывали кого-нибудь из ребят.
Когда объявили, что нужно спускаться вниз, праздничный ужин ждет, Иванчика стащили со сцены и понесли вниз на руках. Так и волокли вплоть до праздничных столов.
В столовой пили шампанское, ели яблоки, сладкие пироги и мандарины с конфетами. Водочка дала себя знать. Когда вывалились на рассвете на улицу и пошли на Волгу, разгорался кроваво-красный восход. Было свежо, тихо. Река была спокойна, вода казалась черным зеркалом.
Краски восхода ударили в грудь сентиментальным чувством. Всё. Школа кончилась. Дальше придется жить одному. Что это будет за жизнь – неизвестно. Чего орут и радуются Седик, Иванчик, Ларин и все остальные? Почему блаженной улыбкой светится наша классная – Людмила Ефимовна?
Утром явился домой. Отец уже ждал. Чемодан собран. С отцом вылетели из Чебоксар в Москву. «АН-24» ревел моторами. Но я спал.
Во «Внуково» еле продрал глаза. Голова болела. На служебной «Волге» подъехали к какому-то дому возле Белорусского вокзала. «Служебная гостиница, - сказал отец. – Будешь во время экзаменов здесь жить. Я завтра уезжаю. Дела». Я вяло кивал. Потом упал на кровать и уснул как мертвый. За окном гудела летняя Москва. Проснулся только на следующее утро, попрощался с отцом и отправился в приемную комиссию Московского государственного института международных отношений.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments