i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 18)

Предлагаю вашему вниманию продолжение моей книги "Заметки на ходу"



Говорил он как-то странно. Подобную речь я называю речью, пораженной симптомом Михалкова. Никита Михалков – сущее бедствие нашей так называемой постсоветской интеллигенции. Он не просто беспрерывно говорит. Он не просто способен беспрерывно говорить о чем угодно и когда угодно. Он не просто высшее воплощение самонаслаждения от процесса говорения (как у гоголевского Осипа от процесса чтения). Он проник внутрь сознания каждого читающего человека в нашей стране. И когда (случаются такие моменты) внутри нас и помимо нашей воли начинает вещать некий голос, с которым мы вступаем во внутренний разговор, кажется, что голос этот непостижимым образом облекается в ауру режиссера Никиты. Вот его чуть выпученные глаза, благородные залысины, пышные седоватые усы, два серебряных кольца (как у рок-музыканта Бориса Гребенщикова) на мизинце и безымянном пальце левой руки.

Вот таким навязчиво-внутренним голосом сообщил мне свою гипотезу собеседник. «Всего лишь одним из принципов, - начал он, - является принцип существования как такового. Не буду объяснять, почему лишь «один из», не скажу даже, главный ли. Существование это двойственно. Оно и себе позволяет существовать как таковому, но и дает начало существованию и чего-либо еще. И, опять же, не скажу, что за сила побуждает существование двоиться на «для себя» и «для другого». Я этого не знаю.

В принципе неизвестно. Отчего вектор этой воли, «встроенной» в существование, направлен вовне, то есть порождает и самое себя, и нечто другое. Неизвестно качество направленности воли (назовем его позитивным). Ведь вполне допустимо, что существование могло бы реализовываться и в обратном направлении: не просто давать жизнь чему-то иному, не просто обеспечивать свое собственное существование, выдерживая статус-кво (то есть нулевой уровень), но и преодолевать самое себя (постепенно или одномоментно). То есть осуществлять направленность со знаком минус.

Почему существование «не пожирает» самое себя, тоже неизвестно, но ясно, что «ноль» (статус-кво самого себя) и «плюс» в итоге больше «минуса» (самопреодоление). Существование вовне однозначно «мощнее», «динамичнее» существования «вовнутрь». И здесь ясно, что «ноль» величина совершенно конкретная. Базовая. «Ноль» здесь не «ничто», а «нечто», причем «коренное».

Из этого «ноля» становится возможным «развитие». Его принцип – тоже не единственный. Не может быть только двух принципов – развития и существования. Нельзя опять же сказать, главные ли они и какой из них главнее. Но их неразрывная связь, взаимообусловленность – базовая, главная. Все остальное выстраивается только вокруг «союза» существования и развития. Существование и само по себе существует, но наделяет статусом существования развитие, придает ему существенность.

Развитие тоже проникнуто неким импульсным началом. По «собственной» воле оно возникает (само себе дает «старт»). И не из «пустоты», а из существования. Но именно развитие, в свою очередь, обеспечивает явление вовне существования.

Принцип существования и принцип развития равны в своей двойственности. Существование существует само (№1), существование дает начало другому (№2).

Развитие возникает из существования (№1), но оно же обеспечивает и само возникновение существования (№2). При этом развитие возникает из «ноля» (существования самого по себе). Значимость, емкость, фундаментальность существования в себе и ради себя обусловлено скрытым потенциалом развития. И этот же потенциал развития дает выход из существования для себя в существование в чем-то другом, вовне. Суть «плюса» - в начинающем неизбежно «разворачиваться» развитии.

Неизвестен характер «воли», толкающий развитие к «пробуждению», реальному проявлению с «нулевого» уровня существования, а существование – к развитию.

Здесь два варианта – воля есть абсолют, довлеющий над принципами развития  и существования. Отсюда – гегели и шопенгауэры. Или же: воля – иное из иного. То есть для развития существование – иное. И из разницы рождается отторжение, то есть некоторая энергия, обретающая волевую природу, проникнув в противоположное.

И существование для развития – тоже иное. И «иное», то есть развитие, вторгшееся в существование, является в обновленном качестве, в воле. То есть воля есть дитя энергии, порожденной разностью воли и существования.

Из разности рождается некая энергия, толкающая противоположности к воплощению друг в друге. Воплощенность в чем-то иного как условие явленности, присутствия и есть воля. Отсюда Кант, хотя и с приблизительным, но «категорическим» императивом.

Вторая схема сложнее, запутаннее. Оттого и незаконченность системы Канта, кормившая и продолжающая кормить довольно внушительный отряд абстрактных мыслителей.

Первая схема понятнее. Воля – абсолют. Но здесь-то и предательство воли как таковой. Несопротивляемость сложности суть безволие. На словах (и в сознании) провозглашая «триумф» воли, мы, как лукавые царедворцы, ее же и гробим, словно заговорщики монарха.

Незавершенность второго подхода в открывающейся бездне «отрицательного». Если воля рождена инаковостью, то иное возможно. Возможен вариант развития существования не только от себя в существование еще чего-нибудь, но и в обратную сторону – к исчезновению, ликвидации существования. Это понятно -  развитие может быть и прогрессивным, и регрессивным. Но если развитие пойдет в худшую сторону, то логическим его завершением будет исчезновение существования, то есть «иного», воли, порождающей само развитие. Просто «высохнет» источник.

Естественно, развитие движется одновременно в разных направлениях – и к лучшему, и к худшему. Никто не может определить, какое направление преобладает. В принципе, окончательного преобладания того или другого быть не может. Тогда это направление приобрело бы характер абсолютного. Но во втором варианте есть отказ от упрощения (предательского) через «обезболивающую дозу» абсолюта. Разнонаправленность развития есть второй фактор после самого развития, дающего мощь, солидность существованию для себя и самому по себе (базовость нулевого уровня). Ведь «бодание» развития к лучшему (возникновению иных существований) и к худшему (исчезновению самого существования) и есть, собственно, существование само по себе – тяжелое, главное, вбирающее в себя все.

Само это «нулевое» существование систематизировано. Система суть конкретное воплощение существования из себя в нечто иное (во что-либо). А иначе -  система есть характер развития существования, то ли к лучшему, то ли к худшему (уничтожению).

Из этого видно, что системы – разные. Их, по крайней мере, две (основные) – система существования и система развития. Система не может быть абсолютной в силу наличия разных систем (разных именно по качеству). Например, дать нечто положительное – дать ход возникновению из существования чего-либо. Но это возникновение (рождение) иного есть одновременно и исчезновение (смерть) базового, исходного элемента. Если видеть в ином, его беспрерывном возникновении из данного, наличествующего положительное развитие, то что же тогда считать развитием к плохому, то есть к исчезновению, исчерпанности, смерти базового? Если бы существовала хоть одна абсолютная система, то она бы закрепостила, стреножила, сковала и существование, и развитие. Абсолютная система развития привела бы к гибели, полной исчерпанности существования. А абсолютная система существования выхолостила бы, сделала невозможным рождение из него развития.

Оттого не может быть идеальных систем. Все они преходящи. И эта-то ограниченность, неидеальность выражается в их фрагментарности. Не бывает систем без элементов. Элемент – фрагмент системы живой, меняющейся. Базовый, нулевой принцип существования пронизан этими «токами» переплетающихся, скрещивающихся, трансформирующихся систем. Он, как чугунный котел, ограничивающий «кипение» себя самого, меняющегося за счет того, что «кипит» внутри.

В фильме «Сфера» с Дастином Хоффманом показан этот огромный, таинственный, переливающийся бликами, цветами, внутренними формами шар (именно шар) из иных миров. В «Солярисе» у Тарковского уже не шар, а нечто (но именно нечто), бело-серое, волнующееся, вздыбливающееся, таскает вокруг себя огромную космическую станцию с Кельвином, Снаутом, Сарториусом и их ожившими кошмарами.

Примерно так можно было бы (но очень приблизительно) проиллюстрировать сказанное. В силу того, что разные меняющиеся системы явлены внутри, и за счет существования, они обречены на взаимодействие. Системы существования и системы развития дают единую систему развития-существования, по сути, являющуюся циклом пространства-времени. Пространство и время, в силу не абсолютности систем, сами не являются абсолютными. Никаких выдумок Ньютона об их абсолютности! Да, они важнейшие элементы системно организованных существования и развития. Но они всего лишь элементы. Впрочем, без этих элементов невозможны и системы.

Систематизируя условную «сферу» существования «для себя», пространство и время в единстве образуют цикл. Система развития, воплощаясь через пространственно-временные элементы, имеет тенденцию двигаться в одном направлении по окружности. Система существования, воплощаясь в тех же элементах, то расширяется, то «скукоживается» вплоть до точки. Происходит своеобразный «вдох-выдох» существования. «Вдох-выдох» постоянно повторяются. Здесь – цикличность существования. Движение по сферической окружности  есть цикличность развития. Сама цикличность как таковая, вне приложения к системам есть свойство «существования для себя», и это третий важнейший фактор, обеспечивающий базовый характер «нулевого уровня».

Не случайно созвучие двух слов: вещество и существо. Несколько коряво, но все же согласуются существование и веществование. Речь, конечно же, о веществе, материи. Мало кто задумывается о великой напряженности вещества. Ее научились использовать – приоткрыли лишь маленькую щелочку в бездонности этого бесконечного напряжения – и вот вам, пожалуйста, атомный взрыв.

Интересно пересечение животного ужаса и этого бесконечного напряжения материи. Ужас как эмоцию можно использовать в качестве иллюстрации (относительной, конечно) тому, что «творится» внутри вещества. Физических границ (например, самой маленькой частицы) вещества мы никогда не обнаружим. Заявить о наличии абсолютного первокирпичика – такая же слабость и предательство, как и заявление об абсолютной воле или об абсолюте вообще. Это точно такой же спасительный «костыль» для слабого человеческого разума, и так уж безвольно растекающегося в том, что мы красиво зовем чувствами. Все эти охи, вздохи, восторги и печали есть грустное зрелище. Они, как огромный хвост истаивающей кометы, где маленькое ядро в бескрайнем космосе – это разум. Хвост же (душа и душевные переживания) – отгоревший пепел, пыль, ядовитые, раскаленные газы ядрышка, бесполезно и бесперспективно таранящего лбом непробиваемую черную стену бесконечной пустоты.

Так вот – ужас при созерцании ядерного взрыва есть благоговение, подчинение созерцаемому, явленному, прорвавшемуся напряжению вещества.

Единственно, что присуще веществу постоянно, – вот это местами сбалансированное напряжение. Узлы кристаллической решетки – чем больше колоссальное напряжение сил, сдерживающих ядра по этим узлам, тем прочнее вещество. Металлы, алмазы. Абсолютизировать из-за постоянности это напряжение (его еще именуют энергией) нельзя. Абсолютизировать энергию – опять же слабость теоретизирующего сознания.

Да, сочетание в веществе его неисчерпаемости и беспрерывной напряженности – фактор исключительно стабильный, но не абсолютный. Действительно, именно это сочетание, данное человеку в восприятии, создает у него иллюзия стабильности, неизменности окружающего бытия. Но это на самом деле не так. Даже существование на «нулевом уровне», существование для себя лишь фундаментально, в силу упомянутых трех факторов, но не абсолютно.

Систематизированное развитие в точках прорыва, намечаемого одоления существования самого по себе, в себе, для себя дает единство пространства-времени. Неодоление существования систематизированным развитием систематизирует само существование. Организованное «одоление» существованием попыток прорыва развития в абсолютный статус дает феномен материи. Отсюда, из этого беспрерывного одоления существованием развития и обратных попыток, и происходит великое внутреннее напряжение материи. Образно: оружие развития в борьбе с существованием – пространство-время. Это его «стенобитные машины». А вот «крепостная стена» существования – материя.

Битва – бытие. Клубок переплетающихся, сталкивающихся, вытесняющих друг друга систем существования-развития есть «кипящий» котел бытия. В этом «кипении» бытие самодостаточно, первично, чревато творчеством позитивного и негативного свойства. Здесь можно рассуждать о законах диалектики, категориях. Но мироздание невозможно без борьбы и взаимопорождения существования и развития, так же, как невозможна абсолютность ни одного из упомянутых явлений.



Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Неделя

    Его скрутило в понедельник, Мозги во вторник повело Туда, где лодочник-бездельник Сушил тяжелое весло. Шумели мрачно воды Стикса, Харон ленивый ждал…

  • Горнист

    Он преступник, он право имеет На суровый вердикт и на срок. Если казни лишат, он потеет, Столбенеет, как чуткий сурок. Преступление – это деянье…

  • Зыбкость

    Язык приводит нас к тому, Что нет высоких идеалов И истин нет, а потому Наш путь скривлен, мы видим мало. Мир – лишь фантазий коробок, Да и коробка…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments