i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 343)

О, эти советские Союзы композиторов, писателей и художников! Что делать! Культурная революция! Народ учили читать и писать. Он узнавал серьезные вещи из книг, картин, из настоящей музыки. Из народа «поперло» духовное. Большевикам грамотность народа была нужна. А попы были не нужны. Но и отрицательные последствия всеобщей грамотности достали. Было нужно всего сто новых писателей, а появлялось десять тысяч. Там, где было нужно десять композиторов и художников, порождалась тысяча. Там, где нужен был один поэт, в очереди стояло десять. Истинная народная демократия. Власть сказала – надо. И народ с благодарностью ответил – есть. Есть тысячи гениальных инженеров, писателей, музыкантов и ученых. Есть этого добра у нас, в недрах великого народа. Власть – тоже из народа, поняла – энтузиазм с десятками миллионов талантливых рабочих и инженеров, может быть, так же страшен, как полная забитость и безграмотность.
Стало страшно от страсти людей к образованию и культуре, от реальной демократии. Задача выполнена блестяще: создана новая элита, присмирели церковники, народ образован. Сами хотели. Одно плохо – власть подумала (в силу молодости), что она одна такая на свете. Воплощение истинной, культурной всенародности.
Эта новая всенародность только-только замаячила - началась истерика у наших «добрых» соседей. Даже на задворках России, в маленькой мещанской Финляндии, что-то зловонно забулькало.
Было великое действие. Но из темных углов поперло противодействие. Русские сидели столетиями тихо. Взбрыкивали, конечно, но удавалось кое-как справиться. И вот – не справились, упустили. За десять лет русский стал человеком. Самым грамотным и сметливым субъектом. Порох, который держали подмоченным, чтоб не рвануло, все-таки высушили и подожгли. И рвануло. Кто поднес спичку? Ленин. Он. «Добрые» соседи выкармливали юношей бледных. Шопенгауэры и ницше так напрягались в поисках средств подмочить русский порох, что сходили с ума. Немецкие химики расстарались, изобрели кокаин. Для юношей бледных. Фрейд учил: кокаин - лекарство. И сам наркоманил.
Там народ – лютые энтузиасты, ловкачи и новаторы. Для не смирившихся – конвейер. Идол – золотой телец. Вдруг - Ленин. Кто такой? Откуда? И все ницше с вагнерами полетели к черту. Рывок к грамотности и культуре – и никаких денег, никакого золотого тельца! Чувство человеческого достоинства. Не для себя. Для всех. Чистота и святость простого человека – реальная, не выдуманная, данная советской властью. Это перепугало «добрых» соседей. Древнее еврейство, корень культуры золотого тельца, возбудилось.
Хотели обойтись собственными средствами, да поняли – не выйдет. Древнему еврейству опять придется платить кровью своих братьев, такова уж участь «корня». «Отчекрыжили» – 6 миллионов. Холокост.
В дело пошло все – и философия бледных кокаинистов, и бравурные сочинения оперных теоретиков. Слепили в ответ грамотному русскому «лаптю» фашизм. Стало страшно советским вождям. Не одни они в мире живут. Есть и «добрые» соседи. А там страшно переполошились – вдруг, вслед за русским Иваном, и мой раб, моя свинья - Ганс, или Франтишек, или Джон - захочет не надоевшей болтовни о демократии или доброго монарха, а демократии настоящей, народной, полезной для всех, дающей всем настоящую, не суррогатную, грамотность и высокую культуру.
Мы с Иванчиком - парни из простых. Нам наша власть дала возможность выучиться. Нам говорили: Мусоргский – это хорошо, Римский-Корсаков – отлично, а уж Чайковский – и вовсе шикарно. Учитесь этому и вы. Учитесь настоящему.
Советские поняли – ответ мировой нечисти будет страшным. Болоту нужно болото. Будет война. В России высох порох. Нужно подмочить. Арийская раса лучше всех, все остальные - рабы.
Подготовка к войне - дело жесткое, без лучезарных всплесков о светлом царстве знания. Сталин знал, что элита в предстоящей бойне - самое важное. Все сделано правильно. Часть новой власти повелась на золотого тельца. Сами ребята – нерусские россияне, - почуяв, что грядут настоящие «разборки», не захотели этой муки. Они встали грудью на защиту Советской власти. Илья Эренбург, советский писатель. Каверин. Катаев.
Многое пришлось делать в ручном режиме. Маяковский застрелился. Сталин его определил в великие пролетарские поэты. Не Багрицкого. Не Слуцкого, не Светлова, не Асеева (Асеев – вообще красавец). Нет. Маяковский. Ему, самоубийце, памятник (и отличный) в центре столицы, в Москве. Пример хирургически точного ручного управления. Элемент новой духовности, противо- и антицерковной: самоубийцу – в советские святые. Маяковский – талант, глыба.
Методологические подходы. Социалистический реализм. У истоков – А.М. Горький. Потом понаписали методичек. Хотя сам метод – лучший.
Оргмоменты – куда девать тысячи и тысячи талантливых музыкантов, писателей, художников? В творческие союзы. Все-таки на войне нужно много-много солдат, немножко поэтов. А поскольку элита – ей и квартиры в городах, ей и дома отдыха на море, и творческие пансионаты, и особые премии, и ордена.
Плохо было то, что силы уходили на внутрисоюзные разборки и интриги. Работа - в верном направлении. Новая элита власть не подвела, а власть, перед лицом всемирного болота, не сдрейфила. Сказали Западу: «Мы сделали грамотным народ. Мы создали новый слой творческих людей. Мы создали элементы новой культуры, и вы видите – плоды ее реальны. И мы не испугаемся угроз. Мы будем идти тем же путем».
«Я убит подо Ржевом» - поэзия! «Седьмая Симфония» Шостаковича – музыка высочайшего трагизма. Так же, как и сюита «Александр Невский» Прокофьева. Ничего подобного гитлеровский Рейх не дал человечеству. Только истеричка Лени Рифеншталь. А вот наш Прокофьев музыкальный портрет мирового болота дал: тема атаки крестоносцев - наступление «свиньей» с повизгивающими саксофонами, в бессмертной музыке к фильму.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 472)

    10. Забайкалье. Механические олени. Снегоходы из Канады. Толстые струны. По ним, в Саудовскую Аравию, воду огромными кубами. Эмираты уже не…

  • Заметки на ходу (часть 471)

    Следующий текст: постановление правительства РФ «О праздновании памятных дат в истории России». И снова приписка – пять миллионов человек в год. Все…

  • Заметки на ходу (часть 470)

    Просыпался короб, и посыпались персонажи - Пушкин Кипренского, Толстой на пашне с репинского портрета, жена Карамзина – пышная и в греческой тунике,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments