i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 25-28 июня 2016. 26

В Третьяковке, на временной выставке английского портрета, видел молоденького Чарльза Дарвина. Панталоны со штрипками, волос завитой, да еще камзол с накладными плечами. Ботинки узконосые, блестят. Взгляд влажный, свежий, игривый. В московском музее его имени – на портрете старик. Волос седой, бородат, а глаза, словно усохли - маленькие, колючие. А ведь готовился в проповедники, охмурял молоденьких прихожанок. Видимо, увидел что-то на Суматре, взор загорелся жестким огоньком истины. Будто пепел его обсыпал. Старик Дарвин похож на старца Толстого. Лев Николаевич так же лохмат, непреклонен. В прериях не был, но под ядрами в Севастополе оборону держал. И после из юного вертопраха превратился в дядьку-колючку. Дарвин, Толстой напоминают виртуальных узников. Знают неимоверно много, а высказываются по мелочам, цедят из себя с трудом, по чуть-чуть, а о главном - ни-ни. И то получились десятки книжек. Про Толстого не буду: пламень истины обернулся «Войной и миром», «Анной Карениной», «Воскресением», «Крейцеровой сонатой», «Хаджи-Муратом, «Смертью Ивана Ильича» и тому подобным. Тяжесть заветного знания «выдавила» из молодого щеголя Дарвина «Изменение животных и растений под влиянием одомашнивания», «Строение и распределение коралловых рифов», «Образование растительного слоя деятельностью дождевых червей и наблюдение над образом жизни последних», «О движениях и порядках лазящих растений», «Насекомоядные растения», «Различные формы цветов». Записав «Опыление орхидей насекомыми», не в силах терпеть бездну, ученый создает нечто милое: «Усоногие раки». Прочтя эту книжку, впору воскликнуть: «Как страдает мастер!» Собрав волю в кулак, маэстро выдает работу «Происхождение человека и половой отбор». Чуть не впадая в безумие, решив устроить людишкам провокацию, выплескивает ушат ядовитого мыслительного концентрата: «Происхождение видов путем естественного отбора, или сохранение благоприятствуемых форм в борьбе за жизнь».
Толстой, примерно в то же время, записывает: «Частная собственность - это преступление». О его «Исповеди» и не говорю. Что тут началось! Кто только не докапывался до Дарвина: человек и обезьяна, предмет нездорового интереса и насмешек - родня. Думал ли кто - сказанное натуралистом лишь ничтожная толика того, что мог бы поведать собратьям. Пожалели? Ведь если бы британский и русский гении сказали все - закончилось бы унылое пребывание нашего биологического вида. Как в истории с динозаврами.
Не удержался старик-островитянин. Кому-то обещал - дальше наблюдения за курами и голубями не сдвинусь ни на йоту. Долгие годы присматривал за птицами, что толпились на крыше его дома. Пришел к выводу: предком всех сизарей земли был дикий скалистый голубь. Выйдет во двор - кудахчут куры. Исследования клушек будто бы страшно увлекли патриарха. Вывод: «Курятина в супе - благодаря вольной банкивской хохлушке. Банкивские куры не такие пышные, как домашние особи: поджарые, длинноногие, с длиннющими шпорами и длинными шеями. На этом бы и остановиться недоучившемуся пастору! И снова не сдержался. Выводы: все организмы изменчивы (одинаковых нет). Безудержное стремление всего, что колышется, к размножению. Перенаселения (в том числе и людского) не будет. Чтобы выжить, каждому организму нужно бороться и с ближними, и с дальними. Противостояние внутри родственников более жестокое, нежели у чужих особей. Тяжелее всего выжить под давлением безусловных законов неживой природы. Итог схватки за существование - естественный отбор, выживают в борьбе сильнейшие (жестокость), лучше приспосабливаются к среде изворотливые и хитрые. Толстой отрабатывал более традиционную тему, представляющую простое, как мычание, положение: «Тварь ли я дрожащая или право имею?» Бог или человек. Толстой: человек такой же степени сложности, что и вера, и Бог в душе его. Социальные дарвинисты появились тут же (а естествоиспытатель не возражал). Дух и мысль настолько же смягчают противостояние человека человеку, насколько делают его беспощадным. Толстой эту тему отрабатывал на собственном опыте - вегетарианство, жена, дети, движение толстовцев.
Tags: Москва
Subscribe

  • Тихушник

    Сховал в подвал пережитое: Не то увидят – будет смех. Оно же тяжко нажитое, Сгодится в дело не для всех. Ни глаз чужой, ни нос, ни ухо Не смогут…

  • Украденный свет

    К чему желать впустую мира! Желать без толку неприлично. Умолкла сломанная лира, Без струн, а смотрится отлично. Но ведь в сияющие дали Рассвет…

  • Воришки

    Ах, как мне было неприятно, Когда над темною рекой Мосток украли аккуратно. И как мне двигаться домой? Согласен: черт бы с ней, с лачугой – В ней…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments