?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Прочитал недавно книжку о «Красной капелле». Вещь страшная. Двое главных – Харри Шульце-Бойзен и Арвид Харнак. Название музыкальное – капелла. Шульце-Бойзен и Харнак – парни в фашистском рейхе не последние. Шульце-Бойзен – внучатый племянник гросс-адмирала Тирпица. Шульце-Бойзен сначала был среди правых радикалов. Писатель, конечно. Потом – ярый красный. И жена его туда же.
Арвид Харнак - тоже интеллектуал. Папа у него – крупнейший немецкий историк литературы, а дядя – академик и директор Прусской государственной библиотеки. Собственно, парни были не красные. Но не дураки. Принялись жизнью доказывать свою правду.
Мне не мешает «советскость». Полюбился рок. Рок и советский строй противоречат друг другу. Но я выбираю рок, и я выбираю советский строй. Свой среди чужих, чужой среди своих.
Парни из «Красной капеллы» тоже – свои среди чужих, чужие среди своих. Элите стало обидно, что выскочка, недоучившийся художник, поставил «на уши» «великий немецкий народ», взнуздал массовую истерию толпы и наслаждался этой истерией.
Восстание против тупой массы и их вождя, в форме радиовойны с фашистским режимом, было явлением аристократизма. Интеллигенция всегда попрет против власти, великая этой подлостью. Своим индивидуальным восстанием она объективно работает на тупую массу, сохраняя ей жизнь. Бессмыслица и смысл одновременно.
Настоящие наследники библиотекарей и книгочеев. В их двойственности – опасность для государства. Крепкий строй – однозначная конструкция. Однозначны вожди. Но будут люди, противостоящие вождю. Вождь красный – оппозиция белая. Вождь белый – оппозиция красная. Посреди – народ. Народ в стальном каркасе государства.
У Харнака была жена. Интеллектуалка. Выражением аристократизма «красных» интеллектуалов была смерть. Перед казнью пели песни, а на смерть шли с поднятой головой. В сорок втором, сорок третьем году. Обиженный художник Шикльгрубер амбиции воплотил в национал-социализме. Фашизм сделал его однозначным. Не стал бы однозначным, порвали бы на кусочки жадные до власти партийные товарищи.
Шикльгрубер знал, что неглупые люди, в силу однозначности его, как лидера, встанут к нему в оппозицию. Они назовут себя красными, оранжевыми, серо-буро-малиновыми, но восстанут против. Это самые опасные враги, потому что аристократы духа, ушибленные книгочейством. То, что их он убьет, развернется против него. Чем страшнее будет казнь, тем сильнее она повлияет на нестабильность режима.
Активистов «Красной капеллы» вешали, отрубали головы. Но победить не смогли. Смертью «пропечатали» их аристократизм, победу духа над плотью. И казнимые были рады этому.
Людей вешали на стальные крюки, и они медленно умирали. Мужу отрубали голову, а жена наблюдала за этим. Казнимым надрезали голосовые связки, чтобы перед смертью они не пели и не выкрикивали проклятья своим палачам.
Благороднейший аристократизм. Перед самоубийством Гитлер, видимо, вспоминал своих «братьев по духу», которые оказались на противоположной стороне. Пришла его очередь. Самоубийство. Жена, Ева Браун, пошла следом. Доктор искусствоведения, сын кузнеца Геббельс вместе с женой и детьми рассчитался с жизнью. Так уходила «Коричневая капелла». В противостоянии «красной» и «коричневой» капеллы десятки миллионов жизней так называемых «простых людей» были не на первом месте. Когда человечество это осознало, было поздно. Миллионы лежали в земле.
А если бы не лежали? Что изменилось в существовании человечества? Скучища была бы. А так хоть происходили события, которые называют «историей».

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner