?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Питер. Май. 2016. 72

Невский жив. Толпа туда - обратно. По центру, рыча, страшная лента транспорта. Словно шкура дракона, но содрогается одновременно в двух направлениях. Грохот автомобилей происходит от этого трения драконьих полос, тянущихся и туда, и сюда. На тротуары ссыпается «пыль» людских голов. Хаос, рожденный горячим ветром разрывающейся шкуры моторного чудища. Кони на Аничковом мосту в ужасе вздыбились. Бушевали еще в позапрошлом веке (телеги, тарантасы, брички). Нынче - железный транспорт. Они и вовсе обезумели.
Сорок минут до поезда. Лавина мотоциклистов коптит по всему Невскому, сворачивает на Лиговский проспект. Подлое раскалывание мозгов, доведенное до высшей точки. Что демонстрируют парни на дорогущих мотоциклах, с прилипшими сзади девками. Уцепились за мужиков-водителей. Алые знамена Победы прицеплены к мотоциклам рядом с трехцветными флажками. Поедут на мотиках в атаку на врага? Повод потусоваться? Слезут, если начнется вполне возможная война, с американских и японских байков, натянут гимнастерки, встанут насмерть?.
В четырнадцатом, перед первой мировой. Патриотизм лавочников и буржуйчиков. Три месяца орали «Ура!», а к концу первого года бойни возмутились. Беспрерывные поражения, тяготы. Начали «грызть» царя с семейством.
Идем быстро, задыхаясь, кричу сквозь рев: «Как думаешь, эти клоуны в коже, сколько продержатся на передовой, под снарядами?» Брат: «Нисколько. Этих на фронте не увидят. Они со Стивеном Сигалом переберутся в теплые края. Умирать будут ребята без «Сузуки» и «Ямах»..
Полчаса до поезда, а псевдопатриоты (спасибо деду за Победу!) все едут и едут по Невскому и Лиговке. Московский вокзал рядом, а не перебежать. Подземного перехода до сих пор не построили. Когда осталось пятнадцать минут, наконец, проскочили на противоположную сторону.
Казанский поезд, к которому цепляют чебоксарские вагоны, обычно подают к левой стороне пятой платформы. «Наших» узнаем сразу по выражениям лиц. За три минуты до отхода вваливаюсь в плацкартный «закуток». Билет на нижнюю полку. Обычно удается взять заранее. Крепко обнимаемся с М.. Теперь увидимся в декабре.
Мое место занято баулами. Мешки и под полками. Какой-то юноша толчется в вагонной тесноте: «Ну, пока. Тетя Маша, не болейте. Много груза, но, ничего», - громко желает всего хорошего молодой человек. Тетя Маня стара, суетлива: «Спасибо, Рома…». Тут вваливается проводница, пыхтит: «Кто провожающий? Минута всего, уедем, как слезете?» Становится ясно, кто кого провожает: тетка с баулами уезжает, Рома остается. Я: «А кто мешки уберет? Мне-то где сесть?» Рома с братом (полминуты до отправления) скидывают баулы на пол. Рома глядит на меня зверем. Тут появляется девица с огромным чемоданом. Молодой человек и М. пулей вылетают из вагона. Сижу, подняв ноги, жду, когда старуха оттащит баулы.
Как тронулся поезд, не заметил (а брат махал мне рукой через окно). Девица чуть не кричит: «Кто на нижних полках? Я через Интернет заказывала заранее, а тут…». Подлетает проводница: «Где? Проверим. Не кричите, девушка!» Уходят. Со старушкой Маней мозгуем, как разместить баулы. С третьей полки сгребаю матрасы и швыряю туда тяжеленные мешки. Куда девать чемодан девицы, не поймем. На верхней полке, справа, зешевелился дядька. Сотовый: «Алле, - тихо бурчит верхнеполочник. - Еду, Гоша. Боялся, что школьники, но во втором плацкартном почти тихо. Вещи. А школяры в первом. Там весело будет ночью…».
Являются девица с проводницей. Возмущенная почти кричит: «Никогда не сяду в ваш паршивый состав. Интернет, цивилизация! На деле - дерьмо. Так и напишу в Книге отзывов». Возмущенная проводница: «Да пиши хоть Путину. Напугала. Ссанье ихнее еще убирать. Надоело все, надоело…». Шумная молодуха смотрит на меня: мол, помогай с чемоданом. На мгновение гневное лицо превращается в лик с нечеловеческой усмешкой богини бакстовского «Древнего ужаса». Пристраиваем чемодан над боковыми полками. Читаю «Завтра». Крупин. Распутин. Что-то про Путина, который спускался в батискафе на дно Байкала. Бабушка Маня грызет семечки. Дядька спустился с верхней полки. Тоже взялся за семечки - «От атамана».
Тяжелый запах неочищенного постного масла. Перед сном ел яблоки. Кто-то возмущался в газете, что Путин посетил церковь, построенную при поддержке Дерипаски и Чубайса. Путин ходит с «Единым полком», а Чубайс не ходит. Рыжий, похоже, пересидит и Путина. Выходит, что В.В. боится Анатолия Борисовича. Звонит И.. На огороде пашут. Говорит: «А ты там, по Эрмитажам ходишь». Но сила, притягивающая к Зимнему дворцу, сильнее тяги к огороду.
Во сне - степь, осень. Дождь пропитал чернозем. Липкая грязь. Дорога. Альберт. Едет автобус. Я: «Денег на билет нет». Альберт: «Едем, не бойся». Автобус старый, дребезжит. За окнами догорает багрово-красный закат. Кондуктор требует билет. Альберт: «Нет денег». Женщины - хором: «Тогда смотрите. Есть у нас кое-что». Вскакивают с сидений. На одном из них - отрезанная человечья голова. Ужас! Тетки: «Это зрелище для вас. Смотрите за то, что билетов не купили. Не то и вам головы отрежем». Отрезанная голова поет: «Мы по палубе бегали, целовались с тобой».
Мокрый от пота, проснулся. Тихого мужика и девицы нет. Вагоны, отцепленные, в Канашском тупике. Бутылка с квасом съехала на край столика. Еще немного - она упадет. «Брокколи с перцем» - название статьи, которую читает многобауловая бабка. От слова «перец» страшно захотелось пить. Схватил бутылку с квасом. Выпил почти всю.

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner