?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Когда среди пыльных развалин мы, наконец, подключили один из усилителей к огромной колонке, а Седулькин тронул струну на бас-гитаре с грозным названием «Урал», то завопили от восторга! Звук сочный, громкий, под ним завибрировал пол. Одна нота, но и через нее плеснула в нашу жизнь раскаленная волна электричества.
Седик ритмично бил по струнам, переползал из тональности в тональность.
«Вот! Вот! – орал я. – Так будем играть. Просто, мощно. Черное и белое, - вопил я, - черно-белый мир. Иванчик, ты лидер-гитарист! Ты – голос свободы. Никаких паршивых Джо Дассенов и Демисов Руссосов. Будем, как «Grand Funk», «Black Sabbet». Будем великими, как «Cream»!»
Иванчик не возражал. Попросил, чтобы я прекратил орать. И добавил: «А Демиса Руссоса, «Сувениры» играть будем!»
Слух о том, что в музыкальной комнате появились живые люди – комсомольский секретарь Моляк, физик и гитарист Иванчик, борец и друг своих друзей Седик, а также гордый Ларра, облетел школу.
В городе, к тому времени, было шесть школ, был техникум, были ПТУ. Во всех заведениях были свои ансамбли. Известен был из химтехникума. Знаменитая джаз-рок-группа с «Химпрома». Коллектив господина Дерюгина был вообще лауреатом и всероссийских, и всесоюзных конкурсов.
Новочебоксарск в те годы «звучал». Пели, танцевали. Извлечение звуков было весьма популярно. Дело пошло быстро. Это была одна из главных удач в моей жизни. Светлые мгновения. Мастера из «А» и «В» класса недели за две навели порядок с колонками и усилителями. Огромные басовые динамики, вмонтированные в деревянные толстые ящики, обшитые дерматином.
Из дворца культуры, ведомства господина Дерюгина, явились двое. Неделю (бесплатно!) возились с электронными клавишными и с раздолбанным пианино. Всё зазвучало. Появились колонки под названием «Венец».
Струны, в том числе и басовые, продавались в «Туристе». В «Туристе» было все – гитары, болгарские и чешские, фузы, квакеры, микрофоны, бубны, усилители (фирмы «Тесла»), ревербераторы и ударные установки.
Первым, полноценно зазвучавшим инструментом в нашей группе, был бас. Седик этим гордился и часами просиживал в музыкальной комнате, с упоением терзая струны. Мне пришлось пойти с протянутой рукой. Всё, что могли, ребята сделали. Хотелось, чтобы в школе был рок-ансамбль. Говорили мне: «Ты начальство. Делай что-нибудь полезное. Не все собрания проводить!»
Для Иванчика нужны были гитары. И не одна, а две электрические – узкая и широкая. Акустическую Иванчик принесет свою. Главное – ударная установка для Ларры. Игорь, словно издеваясь, притащил два игрушечных барабанчика, а из пионерской комнаты позаимствовал пионерский. В них и молотил.
Помимо ударной установки различные устройства для гитар. Микрофоны взялись откуда-то сразу. Техникой занялся лаборант из кабинета физики Женя. Женя очень помогал. Под его началом трудились умельцы из «А» и «В» класса. Записи последних альбомов «Uriah Heep», «Slade», «Sweet», «Suzi Quatro», «Rainbow», «Whiteshake», «Deep Purple», «Grand Funk», «Black Sabbat» и «Led Zeppelin» вовремя появлялись на его «Ноте».
Одну гитару – черно-белую, советского производства, для Юры достал господин Дерюгин из пыльного хлама. Гитару чистили, бережно натягивали струны. Господин Дерюгин сам взял на гитаре первые аккорды. Это были, конечно же, первые аккорды из «Smoke on the Water». Звучание ровное, солидное. Дерюгину нужно было попасть по делам к отцу на прием. Он, конечно же, попал. Просьба отцом была рассмотрена положительно.
Вторую гитару, болгарского производства, широкобедрую, голубого цвета, Иванчик раскопал где-то сам.
С ударной установкой было сложно. Месяц бродил по разным кабинетам и выклянчивал деньги. Деньги, в итоге, появились. Еще бы они не появились! Отец, между прочим, ни слова мне не сказал, а серым октябрьским утром семьдесят шестого года завуч по воспитательной работе, Тамара Константиновна, попросила меня зайти к ней в кабинет.
В кабинете, на полу, лежали дерматиновые черные чемоданы. После открытия первого чемодана я крикнул: «Ура, ура и ура!» В чемоданах лежала полная ударная установка из города Энгельса. Были вызваны Ларра и Женя-лаборант. Собрали это зеленое перламутровое чудо, и Игорь, нажав на педаль колотушки, опробовал, как звучит большой барабан.
Решили сделать так: Ларик сидит в музыкальной комнате за установкой и как бы тренируется. Бьет в барабаны, касается палочками медных тарелок. А тут входим мы – и «А», и «Б», и «В» класс. Немая сцена восхищения. Так и сделали. Восхищение было. Все хотели сесть за ударные и постучать палочками. Но материально-ответственное лицо, учительница пения, высокая жилистая женщина, этот бедлам прекратила.

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner