i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2016. 66

Старикашка в пыльной обувке поддерживает: «И воробьи куда-то делись. Сына, а когда это началось? Все едино и связано». Лохматый «сына»: «Да полгода уже». Меня, зеваку, разговор завлекает. Потертый дедок, оказавшийся шумером, заявил: «Так и я о том же. Тебе понравился Бакст? Рисовал эскизы костюмов для необычных представлений. Видел же, что за фантастические одеяния на балерунчиках. А кто музыку писал? Стравинский, ученик Римского-Корсакова. «Жар-птица» с Карсавиной - и ошеломительный успех. Как у «битлов» Эпштейн. У Дягилева - Бакст. И, наоборот: у Бакста – Дягилев. Пошло-поехало. «Петрушка», «Весна священная». Монстры - Баланчивадзе, Фокин, Вацлав и Бронислав Нижинские, Павлова, Платонова, Карсавина, Пикассо, Матисс. Полная свобода художникам, танцорам. Музыка уже не доминирует.
Опоздал Прокофьев. Классическое музыкальное образование получал. В семнадцатом году написал «Классическую симфонию». Исполнили, хотя автор - студент. И в восемнадцатом году - за границу. А что вокруг? Когда начались Русские сезоны, Гранадос сочинил цикл пьес по картинам Гойи. «Кавалер роз» - опера Рихарда Штрауса. А как в одиннадцатом году в Венеции умирал Малер, хорошо описал Томас Манн, и снял кино Бертолуччи».
Пыльный дедушка встрепенулся: «Ты, сын, разочаровываешь. Не Бертолуччи, а Висконти». Лохматый, как всякий похмельный человек, весьма напряженный, раздраженно воскликнул: «Да хоть Иван Пырьев!» - и широко рассыпал у ног пригоршню семечек. Голубей больше не прилетело. Вяло трепыхали крыльями все те же жирные пернатые. - «Не сердись, - умиротворенно просипел старец. - Направление мысли правильное. Когда Шостакович и Прокофьев были студиозиусами, упомянутый умелец на все руки Леон Самуилович рисовал афиши с Нижинским, в Китае отрекся от власти последний император, а в Мексике вспыхнула революция. Эйзенштейн позже фильм сделал «Вива, Мексика!» А в Америке Эзра Паунд сочинил стихи под названием «Песни».
Старец, кряхтя, поднялся, голуби улетели, а он стал расхаживать вдоль лавки, хрустя рассыпанными семечками. Видел, что я слушаю. Видимо, бывший преподаватель, завелся: «А когда дебютировал Прокофьев, то Барток написал балет. Кстати, парадокс. Бела Барток эмигрировал в Америку. Страна не понравилась, но там сочинил все самое лучшее. Известно, в России - февраль, октябрь, Ленин, суть истории обнажается, борьба классов. Были ли тогда сытые голуби? Вероятно, сдохли от стресса. Но мы, шумеры, выжили. Маяковский выдал «Оду революции». Многие стали комиссарами. У них в Витебске по небу полетели не голуби, а дамы, кавалеры. Гамсун взялся писать роман. И сочинил: «Соки земли» назывался. Россия, по количеству истребителей, обогнала Францию, Англию и уж тем более Германию. Они нас перещеголяли по количеству танков. Но по бронепоездам не одолели. Дурак Николай Второй, ой, неумный простак!»
Лохматый обхватил голову руками, раскачивался, мучился: «Отец, все относительно. И самое продвинутое решение лишь порождает новые нелепости. Христос - еврей. Но изгнал торгующих, и евреи предали его смерти. Ленин, коммунист, хорошо повторил: «Кто не работает, тот не ест». То же у Христа в Новом завете. Что нужно старухе Голде Меир, оравшей: «Крестовый поход против коммунизма!» Сколько веков можно изгонять, мучить, избивать Христа? Советские коммунисты желали прекратить издевательства торгашей над отступниками от Ветхого завета. Запретили детям Сиона выезд в Иудею. Но те, кто поверили во Христа, сами стали гонителями. Начали с азов - не с братства, а с превосходства. Нацисты, крики - немцы, арийцы выше других народов. Хотели уничтожить многообразие народов, изжить главный инструмент манипуляции. А уж потом - справедливость. Не вышло с превосходством, сломались на равенстве, в итоге… Отец, видишь, как хочется выпить. Пойди, купи водки. Твои разговоры о соотнесении разного в разном, хлипкие доводы, неубедительные догадки оканчиваются одним: без стакана не разобраться!»
Дедушка, хрустя семечной шелухой, добродушно посмеивался: «Видишь, как сложно. Оттого, что все - во всем. Голуби вернутся. Все возвращаются к кормушкам, к менялам и ссудному проценту. Если все относительно, то все хлипко. Ненадежнее всего люди, и лишь мы…».
Это было последнее, что услышал. Брел в сторону Невского, за тортом «Киевский». Оглянувшись, увидел разгорячившихся родственников. Может, это - бог-отец и бог-сын, но в современном обличии. Почему Шостакович в годы страшной войны пишет Седьмую симфонию, а вернувшийся в тридцать третьем в Россию Прокофьев пять лет (41-45) соиняет волшебный балет «Золушка»? Что там, на Земле? Агата Кристи - «Десять негритят», Хемингуэй - «По ком звонит колокол». Немцы захватывают Францию, Голландию, Бельгию. «Битва за Англию». Коалиционное правительство. Шенберг - Вторая симфония. Стравинский - Симфония «до» мажор. Сартр - «Бытие и ничто». Пикассо - «Голова быка». В 43-ем создана первая электронно-счетная машина. Нью-Мексико, испытание атомной бомбы. Хоан Миро - «Женщина, слушающая музыку». Рассел - «История западной философии».
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments