?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Питер. Май. 2016. 59

27 апреля 2016 года у Льва Самойловича юбилей. 150 лет - вот и выставка. Умер же Бакст 27 декабря 1924 года. Друг Дягилев, который и дал известность Льву, покинул сей мир в 1929 году (почти нищий, под Венецией, в Лидо). Творчество «мирискусников» (Серова, например) противоречиво, как и окрас волос Сергея Дягилева (темные, по преимуществу, с вызывающей седой прядью на лбу). Седых волос немного, но прядка эффектна, динамична. Темное - то русское, традиционное (хоть и ругались с передвижниками). Выбивающаяся прядка - прорыв, новизна, невиданная ранее. Игорь Стравинский, что сочинял музыку к балетам труппы Дягилева (поссорились в начале двадцатых, когда недоучившийся студент-юрист Игорь Федорович Стравинский стал писать музыку для танцевальной труппы Иды Рубинштейн), - пример смешения западного и русского. Казалось бы - новатор, создатель изломанных амелодичных тем (многое воспринимали позже и Игги Поп, и Дэвид Боуи) - тонко издевался над экспериментами стохастической музыки (основоположник - Ксенакис). Оценивая использование Ксенакисом теоремы Бернулли, или «метастазиса» (чертеж одного из павильонов Брюссельской Всемирной выставки), в качестве основы для написания музыки, Стравинский заметил: «Я бы не решился войти в дом, сделанный по тем же чертежам, что и музыка, которую в последнее время мне довелось слышать». А ведь Стравинский был куда «радикальнее» Сергея Прокофьева, также работавшего с Дягилевым.
«Наши» оставались на стороне Гоголя, которому в пьесе нужна была «душа», а не с Адорно, утверждавшим: новейшая музыка «додумывает» до конца ту новую вещность, с которой уже у Шенберга было много общего: ничто в искусстве не должно создавать иллюзию чего-либо другого, не должно выдавать себя за нечто иное. Тем самым оно колеблет самое понятие искусства как некую «иллюзорность». «Белая прядка» волос на голове Дягилева символизировала приверженность его сторонников к «отсутствию» иллюзорности (что и привело к «Черному квадрату» Малевича).
Заветы Михаила Ивановича Глинки (музыку создает народ, мы ее только интерпретируем) неизбежно, и до сих пор, оказывались сильнее. Вслед за Дягилевым художники, танцоры, музыканты «рванули» на Запад (Париж, еще дальше - Нью-Йорк). Характерны письма «мирискусника» Нестерова к друзьям - Дурылину, Турыгину, Остроумовой-Лебедевой - о Нью-Йоркской выставке весной 1924 года: в Америке русскому человеку через месяц становится душно, скучно. «Дикость американцев необычайна… Например: подходит к статуе Коненкова дама, с интересом смотрит на нее, а затем спрашивает: «Какой машиной это сделано?» - пишет Нестеров Турыгину. - «Статуя из дерева и «хорошей работы» - ясное дело, машинной и, быть может, американской фирмы… Так называемые духовные интересы у этих людей в зачаточном виде, и потому, что сейчас в этом роде является у них из Европы, они охотно «пересаживают» к себе, платя за это деньги».
В начале двадцатых годов в Штатах было в моде все «русское» (с десятилетним опозданием после дягилевских «русских» сезонов в Париже и Лондоне, вот и притащили к себе МХТ, Нестерова, Сомова, Добужинского, Бенуа, Поленова, Рериха). Михаил Васильевич продолжает: «За вход на выставках не берут денег. В прошлом году некий Коган сделал выставку русских эмигрантских картин в Бруклинском музее, перебывало до семидесяти тысяч человек, и все даром. Картин продано две или три!! Вот тебе и мечтай о долларах. Однако наши не унывают и полагают, что способы, ими принятые, дадут и результаты соответствующие. Помоги им, господи…». Еще: «Музеи в Америке картин не покупают вовсе, их туда дарят целыми собраниями меценаты. В музеях рядом с вещами «потрясающего значения» висят поддельные Рембрандты, Корреджо, Рафаэли, и янки всем довольны и горды». По письмам автора «Руси уходящей», Рерихи обманули всех относительно их «мнимого» зарубежного богатства. Милиоти, Шухаев, Тархов «одичали» от голода. Коровин нищенствует в Париже. Относительно преуспел Александр Яковлев, расписывая на Западе что угодно, хоть гараж, хоть кафе. Судейкин открыл в Нью-Йорке «Кабаре падших ангелов» и заявил: теперь он не художник, а директор кабаре. Богат только Рахманинов, но он музыку не пишет, а лишь концертирует, да Бакст с Сориным. Бакст разъезжает по Америке, читает лекции о женских платьях, пишет портреты с соплеменниц (написал великолепную работу - портрет Анны Павловой, балерины), да Сорин, что пристроился при богатой старушенции и пишет с нее портреты.
Намучились наши в эмиграции. Кто-то, как Нестеров и А.Толстой выбрали «золотой советский рубль». Бакст с Судейкиным остались за рубежом, зарабатывая «зелень». Кстати, знаменитую «русскую выставку» двадцать четвертого года помог организовать Вандербильт.

Tags:

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner