i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2016. 50

Хрущевка. Двушка. Пространство интима, территория личности. Никита Сергеевич в каждом из нас - через планировку крохотных квартирок. Как Ленин - база духовного приятия (неприятия) «хомо советикус». Оттепель случилась, напитавшись энергией разрушения вековечного общинного коллективизма (деревня, все про всех знают). Случится (редко) бирюк-бобыль. Отношение, как к больному. Всю страну превратили в бирюков-отшельников. Столыпину не удалось (а Сталин, в силу сложности исторической ситуации, не разрушал, культивировал дух деревенский православно-прагматической общности люда, без ресурсов, которые из нее черпались, не случилось бы и победы в Великой Отечественной). Война, восстановление разрушенного, притом, что настоящие, коренные люди повыбиты-изничтожены, лишили общество предпосылок коллективизма. Человеку слабому почудилось: зароется в норку, не увидит на время родных, ненавистных собратьев, тут-то и полегчает. Для восстанавления социальных основ, которые высмеял Замятин в романе «Мы», потребуются сильные люди, способные решить задачу сложнее послевоенного возрождения. Таких героев не оказалось. Люди вспомнили, что существа они - животные, пещерные. Теплая яма, берлога, выводок, запас семян на зиму (как у кротов). Взвился до небес, засверкал, полыхнул смрадным огнем великий «премудрый пескарь» Салтыкова. Налился силой. Никакая щука не возьмет. Тут и Хрущ, после издевательств над мертвым львом, со своими квартирками-ямками, норками, трещинками. Понабивались, дверьми отгородились. Только усы тараканьи из щелей торчат.
Центр норки - кухня. На Руси приятно философствовать, хорошенько поддав. Едят и жизнь советскую клянут по кухням. Более чудовищного отката в прошлое (страшнее царского) придумать невозможно.
Вот - оттепель. Штука безрадостная. Болотное явление. Мрачно в тундре. Месяц - тепло. В короткий срок выдавливается из-под ягеля вонючая жижа, подтаивает вечная мерзлота немножечко. Оживают тучи мошки, комарья. Смертельно раненый сталинизм успел вытолкнуть к осуществлению атомную бомбу, атомоход «Ленин», спутник, прекрасного Гагарина. А под дых лупанули массовым строительством клетушек. Услышала деревня - квартиры бесплатные дают, взыграло ретивое (дома-то веками сами строили). Отчего перестроечные деятели оказались «гнилыми» (Евтушенки, Вознесенские, Ахмадулины и т.д.). Просто - оттепель гнилое время истории России. Глянь на каждого пятидесятилетнего на просторах немереных, внутри - тепленькая теснота: спальня, кладовочка, зальчик, прихожая-шкатулочка и великая, судьбоносная кухня с газовой плитой о двух комфорках. Как по лесенкам выносим на похоронах гробы - отдельная история. Интересен также процесс затаскивания в норки пианино «Сура», «Октава». У самого бедного сельского дома нет границ: сени - космос, двор - небо. «Хрущевка» Никиты Сергеевича недолго грела душу. Через дыру «двушки» прокрался нечистый. Тесновато показалось советским (прежде всего) женщинам. Началась битва за лишние полметра-метр. Юрий Валентинович Трифонов с «Обменом» (сильная повесть) - враг оттепели, хотя гниловатая публика записала его в свои ряды. Он - про великое («Старик») - кровь, кони, степь, пулеметный огонь.
Стоял у Миронова на кухне. Не ощущаю великого кухонного влияния (вырос в «хрущебе»). В душе она родная, а в каменноостровском жилище кухня - иная. Стоит американский холодильник фирмы «Дженерал Электрик». Прибиты простые полочки: мешочки с крупой. Банки (довольно большие) не стеклянные, а жестяные. В них соль, сахар, перец. Связки с чесноком, луком. На плите - медные кастрюли, сковородки. Муляж жареной курицы. Сергей Миронович гастрономических изысков не любил: вареная картошка, постное масло, черный хлеб с репчатым луком, соль. Мясо - то, что с охоты. Очень уважал уху из речной рыбы. Создатели музея - дети хрущевских «домушников» - сокральности не ощущали. Стали пихать на стены фотографии с ленинградскими покупателями. Карточки. Продуктовые наклейки, обертки тридцатых годов. Дети - беспризорники, стрижеными под ноль, забитыми, тощими. Киров для беспризорников много сделал. При нем их не стало в Ленинграде. Странные лозунги: «Да здравствует наша бабушка!», «Долой старый быт!», «Вперед, вперед, дошкольный народ!». Американская морозилка похожа на наш агрегат «Саратов». Только у американцев сверху ребристый охладитель.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments